Мишпоха №17  

Прерванный полет


Тимофей Лиокумович
Тимофей Лиокумович.

Лиокумович Тимофей Борисович родился 11 июля 1936 года в г.п.Озаричи Гомельской обл. Литературовед, критик, переводчик, педагог. Доктор филологических наук (1993), профессор (1992). Отличник образования Республики Беларусь (1995). Внесен во всемирную книгу почета "The International Directory of Distinguished Leadership" (1997). Публикуется с 1962 года. Автор монографий "Потомки А. С. Пушкина в Белоруссии" (1991; 1999, 2-е изд.), "Поэзия Янки Купалы и русская литература: Многогранность творческих взаимосвязей" (1996, ч.1; 1998, ч. 2), один из авторов учебника "Русская литература ХХ века. 1895 - 1917" (1993), а также разделов в книгах "Мастерство перевода" (1981), "Гоголь и литература народов Советского Союза" (1986), "Уроки внеклассного чтения в V-VIII классах" (1989), четырехтомных "Нарысаў па гiсторыi беларуска-рускiх лiтаратурных сувязей" (1994, тт. 2, 3), "Готовясь к уроку литературы..." (1995), "Aleksander Solzhenitsin i Polska" (1997), "Вступая в мир литературы" (1998), "От западных морей до самых врат восточных..." (1999) и др. Выступал со статьями о белорусской литературе в журналах России, Украины, Армении, Таджикистана. Автор статей в энциклопедических изданиях "Янка Купала" (1986), "Энцыклапедыя лiтаратуры i мастацтва Беларусi" в 5 тт.), "Украинская литературная энциклопедия", "Брэст", "Бабруйск" (в кн. "Память") и др. Редактировал ряд научных изданий. Составитель программ "Русская литература ХVIII в." и "Русская литература ХIХ в. (1-я пол.)" для студентов белорусских отделений ВУЗов республики. С декабря 1998 года живет в Чикаго (США).

Михаил Юделевич. О Михаиле Юделевиче напоминают только скупые строки писательских справочников и библиографических словарей. Да и они вынуждены признать, что до сих пор не выявлен ряд его публикаций, не собраны стихотворения и частушки, что появлялись в периодической печати.
Михаил Юделевич принадлежит к поколению М.Кульчицкого, П. Когана, Н. Майорова, А. Жаврука, М. Сурначова, к тому поколению, которое входило в жизнь и литературу в 30-е годы прошлого столетия и только-только набиралось сил для орлиного полета, но песня которых была прервана на взлете. На их еще не окрепшие плечи легли невзгоды и тяжести суровой эпохи.
Молодые писатели не дожили до отпущенных им природой лет, не успели раскрыть свои таланты, не дописали своих стихотворений, повестей и пьес, но они совершили великий подвиг - отдали жизни за свободу и независимость Родины, за ее светлый завтрашний день, за счастье последующих поколений. Они спасли мир от фашистской чумы. И человечество всегда будет низко склонять головы перед их памятью.
Судьбы и творчество погибших на войне писателей не могут не волновать человеческие сердца. До сих пор помню, с каким душевным потрясением и смятением читал в детстве страницы книги "Мы iх не забудзем", изданной в 1949 году, в которой рассказывалось о молодых литераторах, не доживших до дня долгожданной Победы. Во второй половине 60-х годов с не меньшими скорбью и печалью воспринял коллективный сборник погибших поэтов "Крывёю сэрца" (1967).
В 1986 году бюро пропаганды художественной литературы Союза писателей Беларуси в издательстве "Полымя" выпустило в память о белорусских поэтах, героически погибших на фронтах, сборник "Радзiме - радок i жыццё", в котором были помещены их фотографии, краткие биографии, высказывания о них, приведена соответствующая библиография публикаций об их творчестве.
Благодарные потомки собрали и издали книги погибших молодых белорусских поэтов Змитрока Астапенки, Леонида Гаврилова, Алеся Жаврука, Миколы Сурначова, Андрея Ушакова, Геннадия Шведика и др. О них написаны статьи и воспоминания. К сожалению, имя Михаила Юделевича упоминается только при перечислении не вернувшихся с полей сражений.

Неожиданно мне представилась возможность узнать побольше о Михаиле Юделевиче, чем сообщается в справочниках. Случилось это далеко за пределами Беларуси. Как-то в Чикаго один из моих собеседников назвался Яковом Юделевичем. Это был мужчина среднего роста, седой, несколько сутулившийся под тяжестью прожитых лет. Я встретился с внимательным взглядом человека, немало повидавшего на своем веку. У него была доброжелательная, располагающая к себе улыбка.
Не преминул поинтересоваться:
- Вы случайно родом не из Беларуси?
У собеседника шевельнулись густые брови, глаза расширились:
- Да, я родился в Беларуси.
- Возможно, вы и по отчеству Львович?
Мой собеседник с удивлением посмотрел на меня:
- Да, я по отчеству Львович.
И после короткой паузы, растерянно: - Извините, мы с вами где-то встречались?
- Нет, встречаться нам нигде не довелось. Однако позвольте задать еще один вопрос. До войны в Беларуси жил драматург и театральный деятель Михаил Юделевич. Не родственник ли вы ему?
- Я - его брат, - последовал ответ.
Так в погожий сентябрьский день состоялось мое знакомство с братом М. Юделевича. И, конечно, я уже не мог упустить случая, чтобы не расспросить о погибшем белорусском драматурге и театральном критике.
Родился Михаил 20 апреля 1914 года в многодетной семье кустаря-ремесленника в поселке Смолевичи, был в ней шестым ребенком. Мать, живя заботами о детях, вела домашнее хозяйство.
В середине 20-х годов семья Юделевичей переехала в Минск. Все дети стремились получить образование. Учились охотно. Не сторонились домашней работы, дружно помогали родителям по хозяйству. Миша, чтобы поддержать семью, после окончания школы пошел работать на стекольный завод.
Яков, мой новый знакомый, родился в 1921 году. Был самым младшим в семье и, конечно, пользовался общим вниманием и попечением. К сожалению, время и то, что пришлось пережить, стерли из его памяти многие события прошедших лет. Запомнилось, как однажды Миша принес ему красивую стеклянную палочку. Она была разноцветной и несказанно обрадовала девятилетнего мальчишку: подобной игрушки ни у кого не было. Все дети во дворе ему завидовали, всем хотелось ее подержать в руках. Однако мальчик недолго тешился подарком брата. Как-то раз резко махнул рукой. Палочка ударилась обо что-то твердое и разлетелась на осколки. Яша плакал, жалея поломанную игрушку, которая принесла ему столько радости.
Работая на стеклозаводе, Михаил увлекся художественной самодеятельностью. В 1929-1931 годах участвовал в спектаклях Минского театра рабочей молодежи. Михаил входил в жизнь романтически окрыленным юношей. Это было время, когда страна, с энтузиазмом приступившая к выполнению первой пятилетки, жила на духовном подъеме, была устремлена в будущее, заявляла, что раскрывает широкие возможности перед каждым трудолюбивым человеком. Молодые люди почувствовали себя устроителями всеобщего счастья. Высокие лозунги одухотворяли, активизировали творческую энергию детей рабочих и крестьян. Овеянные романтическим мужеством, они одновременно были строгими и суровыми, доверчивыми и нежными. Они хотели соответствовать времени, когда, казалось, мир поворачивался в лучшую сторону, и приближалось выстраданное веками торжество правды на земле. Они прожили свой короткий век как люди и для людей.
Участники ТРАМа. Михаил Юделевич крайний слева (в белой рубашке). В первом ряду сидит (крайний слева) его брат Ефим. 2 мая 1931 года. ТРАМ - театр рабочей молодежи, которым увлекся Михаил, возник в республике во второй половине 20-х годов. Это был самодеятельный театр, который по мере развития приобретал полупрофессиональный облик. Он ставил своей целью пропаганду нового образа жизни, воспитание нового сознания, утверждение нового быта. Постановки ТРАМа отличались гражданственностью, публицистической злободневностью. Репертуар обычно сочинялся самими артистами. Чаще всего создавался коллективный сценарий, рассказывавший о труде и нравах рабочей молодежи, об ее энтузиазме, о создании новых семей по комсомольским, а не религиозным обрядам. В большинстве случаев создавались портреты положительных героев (политически сознательных людей) и буффонадные маски (отрицательные герои, носители старого, враги нового). Постановки сопровождались спортивными номерами, кинокадрами. Как правило, начинались маршевой песней, показом панорам новостроек, пуска новых заводов, а завершались митингом, массовой хоровой песней. Устами самодеятельных артистов говорила молодая Беларусь, поднимавшаяся к новой жизни. По сути, трамовцы создавали групповой портрет своего времени, являлись родоначальниками рабочей темы в советской драматургии.
Участие в деятельности ТРАМа, привлекавшего в свои ряды талантливую молодежь, приобщило Юделевича к сценическому искусству. Он встретился со многими будущими белорусскими драматургами, артистами, композиторами, художниками.
В 1929 году М. Юделевич вместе с трамовцами А. Есаковым, Вл. Стельмахом и руководителем театра П.Шамшуром сочинил пьесу "Першы штандар", поставленную в том же году. По собственному сценарию трамовцы подготовили спектакль "Грыўня", ими же были написаны и исполнены инсценировки "Як Мiкiта i Панас працаваць iшлi ў калгас" и "Плёткафон". Популярностью у зрителей пользовались инсценировки по произведениям Д. Бедного "Генеральная линия", постановки пьес "Тревога" Ф. Кнорре, посвященная проблеме военного и интернационального воспитания молодежи, "Новы горад" И. Гурского, "Продолжение следует" А. Бруштейна, "Музыкальная команда" Д. Деля. Режиссером трамовских постановок был Б. Дольский, музыкальное оформление осуществлял композитор И. Любан, театральные представления оформляли художники И. Ахремчик, З. Азгур и др. Трамовцы приглашали для участия в спектаклях профессиональных артистов, что являлось для них хорошей школой сценического мастерства.
В мае 1931 года М. Юделевич был участником Первого Всебелорусского трамовского совещания, работу которого освещал в молодежной газете "Чырвоная змена", подчеркивая, что ТРАМ является важнейшим делом комсомола, его достойным вкладом в формирование нового общества и в утверждение новой морали.
В 1932 году М. Юделевич создал пьесу "Земля горит", которая была поставлена на радио и тепло принята слушателями.
На постановки ТРАМа Михаил часто брал и младшего брата, которому привил любовь к театральному искусству на всю жизнь. Яков по сегодняшний день помнит его рассказы об устройстве театра, о секретах сценического мастерства.
Обычно в антракте Михаил приводил братишку в буфет, чтобы угостить булочкой, печеньем, конфетой или сладким напитком - тем, что отсутствовало в домашнем рационе, ведь росли Юделевичи на картошке и хлебе. Как-то в театральном буфете оказались мандарины. Стоили они дорого, однако Михаил купил младшему брату мандаринку. Для Яши это была первая мандаринка в жизни. Он даже не знал, что такие диковинные плоды существуют в природе, и, разумеется, лакомиться ими ему не приходилось. Кто-то из знакомых на мгновение отвлек Михаила, а Яша за считанные секунды успел расправиться с мандаринкой. Михаил удивился: "И как это ты успел так быстро скушать ее?!". Яша виновато оправдывался: "Уж больно она вкусной была!"
Приобщение к театральному искусству, к драматургии и критике убедило Михаила в том, что знаний средней школы явно недостаточно для дальнейшего жизненного пути, для занятий любимым делом, для творчества. Он решил продолжить учебу. ТРАМ дал путевку в Государственный институт искусств, который в 1935 году Михаил успешно окончил. Годы учебы расширили его кругозор. Москва с ее историческими памятниками, музеями, грандиозными новостройками, первыми линиями метрополитена оказала громадное влияние на развитие Юделевича, приумножив жизненные представления об окружающем мире. Общение с видными писателями той эпохи, посещение театров и художественных выставок, кипучая атмосфера московского пребывания многое сделали для его становления и творческого созревания.
В 1934 году Михаил вместе с остальными членами семьи пережил большое горе. Сестра Маня, работавшая юрисконсультом в Минской прокуратуре, в 28-летнем возрасте попала неожиданно под трамвай. Нелепая смерть сестры отозвалась в сердце Михаила острой болью и осталась незаживающей раной.
После учебы в Минск возвратился уже не наивный паренек-романтик, а человек, понимавший и разбиравшийся (конечно, по меркам того времени) в законах искусства, сознательно стремившийся посвятить себя развитию театрального дела в республике, уверовавший в то, что театральные подмостки могут служить народным интересам. Он горел желанием внести посильный вклад в строительство нового общества.
Ефим Юделевич. Михаила пригласили на работу в редакцию республиканской газеты "Лiтаратура i мастацтва", в которой поручили вести обзор театральной жизни и освещать проблемы развития белорусской драматургии. В этой газете он проработал пять лет.
Республика нуждалась в квалифицированных специалистах с высшим образованием во всех областях жизни. Михаил одновременно с работой в газете заведовал отделом театра в управлении по делам искусств при Совнаркоме БССР. Молодой театровед с головой окунулся в культурную жизнь столицы. Бывал почти на всех спектаклях, стал выступать в печати с отзывами и рецензиями на театральные представления - работал с увлечением. Он откликнулся на постановки на белорусской сцене пьес Мольера, И.Тургенева, белорусских драматургов К. Чорного и К. Крапивы, проанализировал спектакли еврейского драматического театра, приветствовал приход в белорусскую драматургию молодых писателей. Человек своего времени, воспитанный на идеях той поры, он подходил к оценке пьес с идейно-классовых позиций.
Вольф Юделевич. Литературную работу, как и большинство его тогдашних товарищей по перу, Михаил Юделевич рассматривал как составную часть объявленного властями общепролетарского дела построения нового, свободного и справедливого общества. Образцом поразительного мужества, стойкости и патриотизма воспринимался ими Павка Корчагин - главный герой романа "Как закалялась сталь" Н. Островского, не поддавшийся нечеловеческим страданиям, силой воли поднявшийся над своими недугами. Этот образ вошел в жизнь Юделевича, овладел его мыслями и чувствами. Молодой литератор увидел в лице Павки Корчагина своих сверстников. Его настолько увлек образ центрального героя романа Н. Островского - человека несгибаемой воли, кристальной честности, до последней капли крови отдававшего жизнь народу, могучей жаждой жизни преодолевавшего болезни и даже заставившего отступить смерть, - что вдохновил на создание инсценировки по роману.
Произведение Н. Островского М. Юделевич также положил в основу либретто оперы "Павка Корчагин", музыку к которой написал белорусский композитор Петр Подковыров. Ее постановка была осуществлена оперной студией Белорусской консерватории в 1967 году.
Яков Юделевич. Михаил Юделевич изыскивал возможности для поддержки профессиональных и самодеятельных коллективов в республике. Заботясь о развитии театрального искусства, он составил сборник "Аднаактныя п'есы" (1937) для самодеятельной сцены.
Тогда же М. Юделевич перевел с белорусского языка на русский комедию "Сваты" И. Гурского, с творчеством которого был знаком еще по ТРАМу. Переводил он пьесы и других белорусских драматургов, стремясь к тому, чтобы они стали достоянием более широкой аудитории.
Творческие интересы сблизили Юделевича с известным белорусским прозаиком Б. Микуличем, которому, кстати, он пришел на смену в редакции газеты "Лiтаратура i мастацтва". Совместно ими были написаны некоторые рецензии на театральные постановки. Михаил был потрясен, узнав в конце ноября 1936 года об аресте своего друга. Он не поверил в надуманные обвинения писателя в участии в троцкистской организации, в шпионаже в интересах Польши, в мнимое содействие изданию контрреволюционной литературы. Явно несправедливая расправа над Микуличем потрясла Юделевича. Вместе с этим арестом впервые пошатнулась в его душе вера в справедливость Советской власти, в которую до этого он верил безгранично. Арест товарища заставил приглядеться к тому, что делалось в республике. Он насторожился. Происходящее с литераторами казалось непонятным, какой-то досадной ошибкой, недоразумением. Явно снизилась его творческая активность.
Ефим Юделевич. В 1937 году в жизни Михаила произошло важное событие. Он женился на Нине Ельяшкевич, которую ласково называл Ноэмой. В 1939 году родилась у них дочь, в которой отец души не чаял.
В 1940 году Михаила Юделевича призвали в армию. Он участвовал в суровых событиях советско-финской войны, не подозревая, что брат Яков после первого курса Ленинградского института точной механики и оптики также ушел на фронт и воевал рядом с ним.
Советско-финская война сопровождалась неимоверно громадными потерями техники, гибелью товарищей по оружию. Морозное пекло финских снегов заставило Юделевича трезво взглянуть вокруг себя, почувствовать, что страна плохо подготовлена к ведению военных действий, что Красная Армия не настолько сильна, как об этом ежечасно трубили газеты и радио. Стала выявляться ложная сущность хвастливых заявлений о ее небывалой мощи, о том, что на чужих территориях с чужих генералов будут срываться погоны и ордена в случае нападения на Советский Союз.
Неоправданные потери на войне вызвали тревожные симптомы неблагополучия в стране, тем более, что на западе все наглей вело себя фашистское государство, которому Советский Союз стал, так сказать, поперек горла. Фашисты, вынашивавшие планы мирового господства, ставили немецкую нацию выше других наций земли, которых хотели либо уничтожить, либо превратить в рабов. Михаил Юделевич хорошо понимал, что вся злоба мира, все черное и грязное, что есть на земле, воплотилось в фашизме.
С первых дней нападения фашистской Германии на Советский Союз Михаил находился в действующей армии. Ему пришлось ощутить горечь поражений, убедиться в мощной силе и коварстве врага, увидеть, как черной стаей фашистские стервятники уничтожали мирных людей, как беспощадный фашистский сапог топтал родную землю, сея вокруг себя смерть и разрушения. Учитывая литературный опыт Михаила Юделевича, ему поручили возглавить малочисленный коллектив дивизионной газеты, которую приходилось издавать в экстремальных условиях отступления. Своими публикациями Юделевич старался поднять дух воинов, вселить в них уверенность в том, что враг будет остановлен и разбит.
Беспокоился он и о судьбе близких ему людей: матери, братьев, жены, дочурки.
Все братья Михаила также внесли посильный вклад в победу над врагом.
Старший из них, Давид (1902-1970), в 15 лет начал трудовую деятельность рабочим. В 1925-1926 годах служил в Красной Армии. После демобилизации работал на различных промышленных предприятиях Беларуси. В 1939 году стал директором первого в республике радиозавода. В годы войны находился на руководящей работе на предприятиях оборонной промышленности в Новосибирске. С 1946 года и до ухода на пенсию работал на предприятиях радиопромышленности в Минске: вначале директором завода им. В. И. Ленина, а потом 13 лет возглавлял Минский радиозавод. Был отмечен орденом Трудового Красного Знамени, другими наградами.
С оружием в руках встал на защиту Родины экономист Вульф (1908-1942). Ему не суждено было остаться в живых.
Ушел на фронт Ефим (1912-1986), инженер-строитель. Он не успел даже забрать из пионерского лагеря своих двоих сыновей, которые вместе с женой погибли в оккупированном Минске. Он прошел всю войну, дошел до Берлина. После ее окончания некоторое время служил в Германии, потом работал в строительных организациях Минска. В 1979 году вместе со второй семьей выехал в США и жил в Сент Луисе.
Яков воевал механиком-водителем танков "КВ" и "Т-34". Старший сержант, не раз смотрел смерти в лицо. Участвовал в боях на Ленинградском фронте. В июле 1941 года был ранен. Находился в госпитале в Бугуруслане. Стал разыскивать родных. На время удалось установить связь с Михаилом. Яков ничего утешительного не смог ему сообщить о семье, так как и сам не имел никаких сведений о судьбе близких людей. Тогда же Михаил прислал брату свою фотографию, на которой был заснят в редакционном блиндаже. Фотоснимок, как дорогую реликвию, вместе с другими самыми важными документами Яков пронес через всю войну в кармане гимнастерки у самого сердца. Письмо с фотоснимком оказалось последней весточкой от брата. Яков закончил войну инвалидом второй группы. Завершил учебу в институте. Работал инженером во Всесоюзном институте телевидения в Ленинграде. С 1997 года живет в Чикаго.
После войны стало известно, что мать братьев Юделевичей вместе с дочерью старшего сына Давида оказались в Минском гетто и погибли 7 ноября 1941 года.
За колючую проволоку самого крупного в Европе фашистского концентрационного лагеря попали и жена Михаила с двухлетней дочуркой и своими родителями. На их долю выпали адские страдания. Вначале бомбежки, кровавое зарево рушившихся зданий, потом муки несчастных узников, которым приходилось испытывать злобную ненависть, постоянный голод, ухищренные издевательства, влачить жалкое существование под постоянным страхом смерти. Им пришлось полной чашей испить непомерное зло от человекоподобных чудовищ. Чудом оставшиеся в живых свидетели тех страшных дней и событий рассказывали Якову, что видели их еще в 1943 году. Погибла семья Михаила, по-видимому, при окончательной ликвидации Минского гетто, в страшные октябрьские дни 1943 года, разделив горькую участь с остальными 100 тысячами евреев.
Об этой печальной судьбе дорогих людей Михаилу уже не пришлось узнать. Он погиб, защищая Родину. Справочники утверждают, что это случилось в 1941 году. Брату Якову кажется, что последнее письмо от Михаила он получил в 1942 году.
Михаил Юделевич принадлежал к героическому поколению, которое, вдохновляясь высокими устремлениями, обессмертило себя беззаветной преданностью светлым человеческим идеалам, защитило родную страну в смертельный для нее час схватки с темными силами, пытавшимися навязать человечеству звериные законы существования.
Михаил Юделевич навсегда остался молодым, 27-летним. Таким и будет жить в благодарной памяти людской.

© Мишпоха-А. 2005-2011 г. Историко-публицистический журнал.
1