Библиотека журнала "МИШПОХА" Серия "Мое местечко". "И Я ОТСЮДА РОДОМ".


Железнодорожный вокзал Богушевска.
Железнодорожный вокзал Богушевска.

Кулик М.Г., фото середины 50-х гг.
Кулик М.Г., фото середины 50-х гг.


Библиотека журнала МИШПОХА. И Я ОТСЮДА РОДОМ.

Богушевск. В 1924 – 1931 и 1935 – 1960 годах – центр Богушевского района. С 1960 по 2010 годы – городской поселок. С 2010 года – агрогородок в Сенненском районе Витебской области. Расположен в 38 километрах на восток от Сенно, в 42 километрах – от Витебска.

Первые годы

Сначала на этом месте была построена часовня Святого Маккавея. Остатки ее, фрагменты сгнивших позеленевших бревен, можно видеть и теперь слева от дороги Богушевск – Застенки. В день Святого Маккавея – 14 августа (1 августа по старому стилю) – и других церковных праздников из деревни Серекоротня (ныне деревня Красный Берег или Лучезарное) сюда приезжал православный священник и служил молебен. Собиралось много крестьян из соседних сел.

Несколько предприимчивых людей решили тут поселиться, чтобы вести торговлю. Заборовский (Заблоцкий) открыл корчму. Рядом с ней еврей Гозин открыл заезжий дом, нечто вроде гостиницы, и бакалейный магазин (лавку). Такой же магазин открыл латыш Реут (Регут) – его потомки живут ныне в Богушевске. Этих троих и можно считать основателями Богушевска.

Дата их поселения – 1879 год. Затем стали селиться и другие: Ланденок, Мойша Гиршевич Кулик, Кац, Кривошеев.

В начале  XX века это было небольшое поселение с несколькими десятками деревянных домов, корчмой, одним частным магазином. Дети людей, живших в достатке, ходили в начальную земскую школу, которая находилась в деревне Ског. 1

Бывший председатель Богушевского поселкового совета Анатолий Николаевич Мергурьев нашел старую школьную тетрадь учителя географии Геннадия Семеновича Цветкова, предоставил материал по истории Богушевска сенненскому журналисту И. Лазуке, который и опубликовал его. 2 Так возникла вторая версия возникновения Богушевска. Согласно этой версии, в 1839 году в урочище Бычиха поселилась семья латыша Реута (Регута). Во второй половине XIX века Богушевск уже известен как фольварк Богушевка, где в 1854–1884 годах работала пивоварня. Главным пивоваром был сам Реут. Первыми поселенцами – Крустенсон, Кулик, Лейкин, Гозин.

Для строительства железной дороги Витебск – Жлобин требовался грунт для насыпи, и появился карьер. В этих местах удобно было строить станцию, ибо крупные центры Орша, Витебск и Сенно находились на небольшом и приблизительно одинаковом расстоянии. Большая часть земли принадлежала Дмитрию Василь­евичу Богушевскому, помещику, жившему в то время в Санкт-Петербурге.

В 1901 году Д.В. Богушевский бесплатно или за символическую плату выделил землю под станцию, но с условием, чтобы она была названа в честь его жены. Так и стала железнодорожная станция называться Богушевской, а населенный пункт получил имя – Богушевск. Остальная земля была взята у крестьян деревни Тясы. Им, в качестве компенсации, отдали часть земли за Каролинским лесом, которой крестьяне деревни Тясы пользовались до Октябрьской революции и еще некоторое время спустя.

Когда в 2000-х годах разрабатывали герб Богушевска, его авторы М. Елинская и художник В. Ляхар вспомнили о первопоселенцах. На гербе в правом золотом поле черный кувшин, в левом зеленом – золотой цветок хмеля, в нижнем черном – шесть золотых монет.

Изображенные атрибуты символизируют основные занятия первых жителей Богушевска: пивоварня Реута, корчма Забаровского, заезжий дом и бакалейный магазин Гозина. Изображенный на гербе кувшин – обязательный атрибут пивоварни, корчмы, заезжего дома. Хмель – основное сырье для пивоварения. Монеты символизируют прибыль. 3

Населенный пункт стал расти, в первую очередь, за счет евреев, переселявшихся из окрестных сел и занимавшихся торговлей и ремеслом. Были среди них портные, сапожники, возчики, кузнецы.

В Витебске мы встретились с внучкой Мовши Гиршевича Кулика – одного из первых жителей Богушевска – Евгенией Филипповной Ковалевской (Кулик). Она 1934 года рождения. Работала в редакциях газет, на телевидении. Сейчас на пенсии.

«Мой дедушка Мовша Гиршевич служил у помещика Богушевского, когда тот приезжал в эти места, извозчиком. Жили они недалеко от Богушевска на хуторе. А потом решили перебраться в поселок, которого еще фактически не было. Дом построили напротив нынешнего вокзала, как раз через железнодорожные пути. Дед был работящий, хозяйственный человек, и дом строил, как ему казалось, на века. Большой, на две половины. Вокруг дома разбил большой фруктовый сад. Как полагалось, выкопали колодец. Из этого колодца люди до сих пор берут воду и называют его “Куликов колодец”.

Этого дома сейчас уже нет, его разбомбили в начале июля 1941 года во время первого авианалета на Богушевск. Мы жили с дедом и до войны, и во время эвакуации, и когда обратно в Богушевск вернулись после войны. Так что я его очень хорошо помню.

Был он малоразговорчивый человек, не мог и минуты сидеть без работы. Это у Куликов, наверное, семейное. И отец был таким же. В тридцатые Мовша Гиршевич работал в артели по производству гнутой мебели.

После войны дед занимался домашним хозяйством. Держал скотину, птицу. Умер в 1956 году. Похоронен в Богушевске на еврейском кладбище.

Сейчас мой сын, офицер российской армии, заканчивает службу и строит дом в Богушевске. Так что правнук первого жителя  возвращается на родину родителей, дедов и прадедов».

Помещик Богушевский лично давал письменное разрешение на строительство дома каждому поселенцу. Его же распоряжением в начале 80-х годов XIX в. было основано еврейское кладби-
ще – на юго-западе от последних тогда жилых домов.

Среди похороненных на еврейском кладбище племянник того самого Гозина, одного из трех основателей Богушевска, Гозин Юрий Михайлович (Юда Менделевич) (1888 – 1975), первопоселенцы – Шефтер А.Ш., Овсищер М.Л., Либензон Хаим, Хотемлянский Хаим Довидович (1865 – 1959), Любин Хаим Эля Зусевич (1880 – 1957), Грейнам Хаим Иегудович (1865 – 1935), Лейкин Рувим Маркович (1878 – 1952), Левит Паша (Перла) Зунделевна (1870 – 1955), Гнесин Лазарь Лейбович (1886 – 1980), Гнесин Майрим Лейбович (1888 – 1979).

В 1902 году открыли железнодорожную станцию, и она вдохнула новую жизнь в маленький Богушевск. Был построен железнодорожный вокзал – небольшое деревянное здание. Именно тогда, летом 1902 года, начали останавливаться в Богушевске поезда. Рядом с железнодорожной станцией построили складские помещения, в которых хранили товары. Построили склады для газет и бензина. Открыли магазин. В нем продавали товары, которые извозчики привозили из Орши, Витебска, Сенно. Некоторые прибывали по железной дороге.

Самый выгодный бизнес начала XX века – торговля лесом и пиломатериалами. И этот промысел напрямую зависел от наличия железной дороги, по которой перевозили лес и доски. В 1915 году в Богушевске построили частную лесопилку, на которой работали два десятка рабочих.

Синагога в Богушевске с начала 1900-х годов находилась в частном доме. Здесь работал хедер, в котором учились все еврейские дети.

Советская власть пришла в Богушевск без демонстраций и какого-либо насилия  в ноябре 1917 года.

В феврале 1918 года для борьбы с белогвардейцами здесь был сформирован партизанский отряд из 300 человек, выросший в полк Красной Армии.

Еще одним событием послереволюционного 1918 года для Богушевска стало открытие 1 сентября Школы сельской молодежи – семилетки. Сюда пошли учиться дети всех национальностей. Хедер был закрыт.

И все же, несмотря на перемены по всей стране, на страсти, которые бушевали в больших городах, Богушевск продолжал жить размеренной и спокойной жизнью. Летними вечерами старики усаживались на лавочки около домов и обсуждали вечный вопрос: «Что теперь будет?». Местечковые философы искали ответы в Торе и Талмуде, пытаясь разобраться в основах мироздания, остальные только тяжело вздыхали и думали больше о детях и внуках. Правда, иногда молодежь встревала в разговор и говорила, что теперь все будет по-новому. Им хотелось жить без черты оседлости и унизительной процентной нормы.

Изредка тишину прерывал звон вокзального колокола и гудок паровоза. Они были слышны по всему Богушевску, прорывались даже сквозь закрытые окна домов, но к ним давно все привыкли, и даже куры, купавшиеся в придорожном песке, не реагировали на эти звуки.

А вот к новым названиям люди привыкали не сразу. Например, появился Комбед. Его начальникам – Михаилу Липсону и Алексею Вакару – приходилось объяснять, что это не комитет беды, а комитет бедноты и скоро никто ни в чем нуждаться не будет. Люди согласно кивали головой, спорить с властью – себе дороже, но не понимали куда денутся те, кто не умеет и не хочет работать.

1 Зубовiч М. «У нашым пасёлку»,  Ленiнская icкра, 30.01.1973.

2 Лазука I. «Стары сшытак», «Голас Сенненшчыны», 08.05.1998 г.

3 Герб Богушевска и Положение о нем утверждены Указом Президента Республики Беларуси «Об утверждении официальных геральдических символов административно-территориальных и территориальных единиц Витебской области» № 277 от 2 июня 2009 года.

 

HLPgroup.org
© 2005-2013 Журнал "МИШПОХА"