Библиотека журнала "МИШПОХА" Серия "Мое местечко". "НА ПЕРЕКРЕСТКЕ СТОЛЕТИЙ".








Солдаты Победы

Солдаты Победы

На фронтах Великой Отечественной, в партизанских отрядах мужественно сражались с врагом жители Дриссы, в том числе и родственники тех, кто был расстрелян 2 февраля 1942 года. Не зная еще, что произошло с их родными и близкими, они мстили ненавистному врагу.

Рувим Яковлевич Риц был призван в армию в 1942 году. Досрочно окончил Свердловское военное училище и стал командиром стрелкового взвода, затем – командиром взвода 167-мм минометов. Участвовал в освобождении родной Белоруссии, Литвы, Польши. 9 мая 1945 года встретил в Восточной Пруссии, где принимал участие в уничтожении одной из последних фашистских группировок. Трижды был ранен, но возвращался в строй. Награжден двумя орденами Красной Звезды, орденами Отечественной войны 1-й и 2-й степени – 16 боевыми и юбилейными медалями. Но так и остался взводным в звании лейтенанта, потому что никогда не терся около штабов и командиров, не искал, за чьей спиной спрятаться.

После Победы над фашистской Германией война для Рувима Рица не закончилась. Его, в составе 2-го Дальневосточного фронта, отправили на войну с Японией.

Исаак Аронович Иржак, тоже уроженец Дриссы, на шестнадцать лет старше Рица. Рувим Яковлевич еще под стол пешком ходил, когда Иржак окончил первый курс Московского государственного университета и по призыву комсомола пошел в летчики – учился в 7-й военной школе пилотов в Сталинграде. Уверен, в местечках, хотя бы по именам, все знали друг друга. И, когда морской летчик Иржак приезжал на побывку, все жители Дриссы, особенно молодые девушки, говорили о нем и тайно вздыхали.

Войну Исаак Аронович встретил заместителем командира по политчасти 35-го штурмового авиационного полка 9-й штурмовой дивизии ВВС Краснознаменного Балтийского флота. На его счету много боевых вылетов. Во время одного, когда капитан Иржак с другими летчиками с воздуха атаковал врага, от попадания снаряда самолет загорелся. У летчика хватило сил развернуть машину. Он направил штурмовик к большому зданию, вокруг которого скопилось много автомашин с солдатами противника. Капитан Иржак ввел горящий самолет в пике и вместе с бомбами взорвался в скоплении врага. При взрыве было уничтожено много автомашин и живой силы противника.

…Мы подъехали к зданию Верхнедвинской гостиницы, в которой остановились. Я вышел из машины и увидел на стене дома Мемориальную доску.

«Улица имени старшего лейтенанта Пантиелева Аркадия Хацкелевича, погибшего 15 июля 1944 года при освобождении города Верхнедвинска».

Город освобождали люди разных национальностей, родившиеся в Белоруссии и за тысячи километров от нее. Возможно, перед боем мысленно они произносили самые сокровенные слова на родном языке – каждый на своем. Но пули, летевшие в солдат, точно не разбирали, кто какой национальности.

Я попросил Рувима Яковлевича рассказать о Аркадии Пантиелеве.

Рувим Риц – историк, написавший много статей о героях-освободителях. Через несколько дней после возвращения из командировки я получил из Верхнедвинска подробное письмо.

«В июле 1944 года в борьбе за освобождение от немецких оккупантов Белоруссии погиб старший лейтенант Аркадий Пантиелев. Его жизнь и боевой путь заслуживают светлой памяти и большого уважения.

Должность агитатора полка позволяла ему тесно общаться с воинами. Его душевные беседы с бойцами вызывали у них доверие и любовь к своему командиру. Родился Пантиелев в Орловской области в 1919 году. Родители вскоре переехали в Москву. Там он учился, вступил в комсомол. У Аркадия рано пробудилась любовь к педагогике. Еще в школе он работал отрядным вожатым. Был любимцем детей.

Аркадий успешно учился в Московском областном педагогическом институте на историческом факультете. Был секретарем комсомольской организации. В 1939 году коммунисты приняли Аркадия в свои ряды.

После окончания института Пантиелев работал инструктором школ Московского горкома комсомола, его выбрали секретарем Фрунзенского райкома ВЛКСМ.

…Началась война. Кипучий характер Аркадия не мог мириться с тем, что он не на фронте. Пантиелев настойчиво добивался отправки в армию. И в августе 1942 года Аркадия направляют на учебу в военно-политическое училище, а в начале 1943 года он уже на фронте. Офицер Пантиелев сразу же активно включился в жизнь части. За мужество и героизм, проявленные при штурме Великих Лук, был награжден медалью «За отвагу».

Орден Красной Звезды Аркадий получил за то, что в критические минуты боя первым поднялся в атаку и личным примером воодушевил солдат.

За героизм, проявленный в боях за город Дриссу, Аркадий Пантиелев посмертно награжден орденом Отечественной войны 1-й степени.

…Командование решило послать в тыл врага танковый десант. Командиром взвода автоматчиков назначили Пантиелева. От быстроты и смелости десанта зависело многое. Танки зашли в тыл врага, и наши автоматчики пошли в атаку. В первых рядах – офицер Пантиелев. Несколько десятков шагов отделяли его от вражеских позиций. Не дошел, не добежал. Вражеская пуля настигла героя. Но ничто уже не могло остановить бойцов. Они овладели вражеской позицией.

…Герои живут в памяти народной. Старший лейтенант Пантиелев похоронен в городском сквере Верхнедвинска вместе со своими боевыми друзьями, которые погибли в бою за освобождение города. Памятник воздвигнут на их могиле по проекту родного брата Аркадия – Якова Хацкелевича Пантиелева».

Узнав о подготовке книги, Светлана Драчёва написала о судьбе своих родителей. Ее письмо я привожу без каких-либо купюр.

«Мой дед занимался лесосплавом. Мама Ритц Хая Менделевна – родом из Дриссы. У них в семье было четыре красавицы-сестры и брат Соломон. Перед войной мама работала секретарем в НКВД. Никогда ничего не рассказывала о своей работе. Когда началась война, всем сотрудникам выдали новые документы. Так мама стала Альбиной Тясту – эстонкой по национальности. Еще с одной сотрудницей, ее звали, кажется, Надя они получили задание, относящееся к организации партизанского движения. Не знаю, где это было точно, но добралась до леса мама одна. Территория уже была оккупирована немецко-фашистскими захватчиками. В лесу собирались окруженцы и гражданские, из которых позднее сформировался партизанский отряд. Там произошло невероятное: к ним прибилась группа военных, которой командовал младший лейтенант Хает Евсей Алтерович – ее муж, мой отец.

Мой отец Евсей Алтерович Хает родом из местечка в Слуцком районе Минской области. До войны был директором Дриссенской школы, некоторое время работал заведующим гороно. В 1938 году мама, работавшая в НКВД, увидела фамилию отца в списках лиц, подлежавших аресту. Не знаю, каким чудом, но он немедленно уехал из Дриссы и поступил в Школу красных командиров. Это спасло его от ареста.

…Мама вынуждена была не показывать и вида, что худой измученный младший лейтенант – самый дорогой для нее человек, так как у нее была другая легенда... Они общались, как только что познакомившиеся люди. А ведь у них уже был 7-летний сынишка, о судьбе которого оба тогда ничего не знали. На следующий день отец со своими бойцами продолжил выход из окружения. Воевал в пехоте. Войну закончил в Германии политруком, в звании майора.

Я не представляю, как молодая 28-летняя женщина прошла этот страшный путь. Она видела колонны евреев, чья участь уже была предрешена. Однажды в толпе обреченных шел ее бухгалтер, и она встретилась с ним глазами. Своим молчанием он спас ее, спас и меня, потому что под сердцем у мамы уже билась новая – моя жизнь.

По документам, я родилась в 1942 году в деревне Строгань Смоленской области. Но сколько я ни пыталась разыскать эту деревню – безуспешно. То ли переименовали ее, то ли война стерла с лица земли.

Свою семью отец отыскал только в 1946 году в деревне Арефино Ярославской области. Когда нашел нас, то забрал по месту своей службы в Германию, где мы прожили до 1948 года, затем отца перевели во Львовскую область...

До 1958 года его биография связана с армией. Все его награды я передала своему младшему сыну. Часто их рассматривает мой внук... Родители прожили в мире и согласии 52 года. В 1986 году отца не стало.

Мама после войны ездила в Дриссу и восстановила свои документы. Я отыскала в интернете постановление правительства первых дней войны о привлечении работников НКВД Белоруссии к организации партизанского движения и об эвакуации членов их семей. Вот почему мой старший брат остался жив и мама смогла отыскать его. Мама дожила до 95 лет, сохранив до такого почтенного возраста ясный ум».

Двадцатый век разбросал по земле жителей Дриссы. В местечке жило несколько поколений семьи Тресковых.

В 1919 году у Евсея и Берты была хупа, они стали мужем и женой. А через год родился первенец. Его назвали Хаимом, потом на русский манер стали называть Ефимом. Парень рос физически крепким, и когда в 1939 году его забрали на воинскую службу, отправили матросом на Северный флот. Там Ефим встретил войну. Храбро воевал, награжден орденами Отечественной войны 1 и 2 степени, медалями.

После войны работал в Казахстане.

Его брат Рафаил закончил школу, а буквально назавтра началась война. Рафаил мечтал стать журналистом. Занимался фотоделом, вел кружок. За это его наградили фотоаппаратом. Рафаил ушел в партизаны. После освобождения Белоруссии Евсей стал разыскивать сына. И получил ответ из военкомата: «Рафаил Тресков погиб при выполнении спецзадания, исполняя воинский долг перед Родиной».

Рахиль Трескова любила учиться. Закончила с отличием школу, в 1950 году – 2-й Московский медицинский институт. Была Сталинским стипендиатом. По распределению уехала работать в Казахстан в детскую больницу. Ее сын пошел по стопам мамы, он ученый-медик. Его назвали в честь погибшего дяди – Рафаилом.

Младшими в семье были сестры-близнецы Вера и Женя.

Дети Евсея и Берты жили в России, Казахстане, Израиле, внуки расширили семейную географию. Вот только в Верхнедвинске никого из Тресковых уже не осталось.

 

HLPgroup.org
© 2005-2012 Журнал "МИШПОХА"  
1