Библиотека журнала "МИШПОХА" Серия "Мое местечко". "НА ПЕРЕКРЕСТКЕ СТОЛЕТИЙ".








Город на реке, которая вытекает из озера

Город на реке, которая вытекает из озера

Почему заметки «дриссенские», а не «верхнедвинские»? Уверяю, не потому, что хочу привлечь читателей броским названием – Дрисса. Написанное связано с еврейской историей этих мест, а в 1962 году, когда после приезда Первого секретаря ЦК Компартии Белоруссии К.Т. Мазурова, город Дриссу переименовали в Верхнедвинск, евреев здесь жило немного и самые яркие, впечатляющие моменты истории, связанные с ними, были позади.

Есть анекдот, почему город называется Дрисса. Говорят, объезжала эти места императрица Екатерина II. Когда собирались переехать реку, закрутило у нее в животе. Она велела остановить карету… В общем, прихватил ее понос. Екатерина II, которой в этот момент весь свет был не мил, глянула на красивую речку и сказала: «Не река, а какая-то дрисса». С тех пор речка стала называться именно так, а вслед за этим и местечко получило аналогичное название. Если и есть в анекдоте доля правды, то только та, что отражает нравы: как прикажет императрица или другой правитель, так и будет.

Объяснение названию Дрисса надо искать в балтско-финских языковых пластах. «Дры» означает «вода», «са» или «сы» — «озеро». Так что расшифровка названия Дрисса звучит красиво, даже поэтично: озерная вода. Вольный перевод укорененного в веках названия города Дриссы таков: «Город на реке, которая вытекает из озера». Кстати, местные жители старшего поколения до сих пор называют свой родной уголок – Дрисса.

Первое летописное упоминание о поселении Дриссе в устье одноименной реки относится к 1386 году. За эти столетия город, который часто в своей истории был пограничным, не раз подвергался военному опустошению и вновь возрождался к жизни, так и не вышел в разряд больших городов. Сегодня здесь проживает около восьми тысяч жителей. Жизнь проходит спокойно и размеренно. Если не считать весенних паводков, когда реки Западная Двина и Дрисса выходят из берегов, заливают прибрежные улицы и на лодках можно кататься между домов и причаливать у крыш. В 1808 году немецкий купец Цейс писал: «Весной паводок часто затопляет весь город. Домов малое количество, сырость местности и очень неудобное положение жителей принуждает к тому, что власти думают перенести город в другое место».

Сложно сказать, когда первые евреи поселились в Дриссе. Но во второй четверти XVI века здесь уже было постоянно живущее еврейское население.

Я же начну рассказ с глубокой древности, когда евреев в этих местах, наверное, еще не было. В 1386 году князь Андрей Полоцкий пришел в Дриссу и сжег замок, являвшийся основной крепостью этого города и располагавшийся между реками Западной Двиной и Дриссой. В 1565 году замок был вновь отстроен по велению короля Сигизмунда Августа, которому это местечко принадлежало. К середине XIX века от прежних укреплений не осталось и следа – вал был раскопан, ров засыпан. На месте старинного замка поставили еврейский дом, который отдавали внаем под почтовую станцию. В этом есть определенная символика: к середине XIX века Дрисса стала местечком с преимущественно еврейским населением.

«Еврейская энциклопедия» (издательство Брокгауз – Ефрон, том 7, стр. 343) сообщает: «Дрисса – в эпоху Речи Посполитой местечко Полоцкого воеводства. В 1766 году в кагале – 399 евреев. В 1777 году уездный город Полоцкой губернии, с 1796 г. – Белорусской, с 1802 – Витебской. Соотношение торгово-промышленных классов в Дриссе и уезде на рубеже XIX века выражалось в следующих цифрах: В 1787 году купцов-христиан – 7, купцов-евреев – 2; в 1797 году купцов-христиан – 16, купцов-евреев – 3; в 1801 году купцов-христиан – 16, купцов-евреев – нет.

В 1787 году мещан-христиан – 93, мещан-евреев – 728; в 1797 году мещан-христиан – 168, мещан-евреев – 384; в 1801 году мещан-христиан – 173, мещан-евреев – 697».

Слова «мещанин» обозначало причастность к городскому ремесленно-торговому слою населения. Это держатели мелких лавок, коробейники, торговавшие в разнос, ремесленники – мастера на все руки: кузнецы, бондари, портные, сапожники, печники…

В 1847 году еврейское общество Дриссы составляло 2684 человека, а спустя 50 лет из 4238 жителей Дриссы евреев насчитывалось 2856 человек».

Какой была Дрисса тех лет? Человек, со знанием истории и фантазией, расскажет о классическом местечке. В центре на возвышенности – рыночная площадь, синагога, церковь, костел, многочисленные лавки. Улицы, утопающие осенью и весной в грязи. Цветущие сады в мае и запах вишневого варенья в августе. Многодетные семейства и старики, заглядывающие в вечность…

Рядом с еврейским домом или почтовой станцией в устье реки Дриссы действовал паром.

Конечно, у местечка была своя специфика. Слияние двух крупных рек. Недалеко Балтийское море. И по Западной Двине через Дриссу шла интенсивная торговля лесом. Многие жили от этого, а кое-кто и серьезно богател. Вот тогда-то и появились еврейские купцы самой высокой гильдии и численно превзошли они купцов-христиан.

В 1891 году в Дриссу прибыло по Западной Двине лесных материалов 2368 тысяч пудов, а остальных товаров – всего 20 тысяч пудов.

 

HLPgroup.org
© 2005-2012 Журнал "МИШПОХА"  
1