Библиотека журнала "МИШПОХА" Серия "Мое местечко". "ОСТАЛАСЬ ТОЛЬКО ПАМЯТЬ".



 

Библиотека журнала "МИШПОХА". Серия "Мое местечко". "ОСТАЛАСЬ ТОЛЬКО ПАМЯТЬ"

Яновичский старожил

Григорию Тимофеевичу Шевченко 93 года. Он старший по возрасту из ныне здравствующих уроженцев Яновичей. И почти всю свою жизнь провел в местечке, потом в деревне, городском поселке. За исключением тех лет, когда служил в Красной Армии, вернее, в ее подводном флоте на Тихом океане. В Витебск Григория Тимофеевича дочь забрала несколько лет назад. Так уж случилось, что остался он один в своем доме по улице Витебской, а возраст не шуточный. Тяжело, особенно зимой, когда надо и печку протопить, и снег во дворе почистить. Конечно, в Яновичах все кругом родное, но что поделаешь...

Мы беседовали с Григорием Тимофеевичем, вспоминали дела давно минувших дней, и в какой­то момент пожилой человек даже расстрогался.

– Я родился в Яновичах в 1918 году, – сказал он. – Жили мы на той же Витебской улице. Родители были землепашцами. У нас был неплохой дом и десять гектаров земли. Батраков не держали, сами работали. У меня было четыре брата и сестра, и все были привычные к труду. Мы держали когда две, когда три коровы, свиней, кур, уток. Не голодали, хотя и богатеями не были.

Мне было восемь лет, когда я пошел в школу. Тогда в Яновичах было две школы: русская и еврейская. Почти все местечко было деревянным, а школы размещались в кирпичных домах. Они находились по улице Унишевской, недалеко друг от друга. Не помню, чтобы враждовали между собой ученики школ.

В местечке до войны жили дружно. И русские жили, и белорусы, и евреи, и латыши, и цыгане к нам захаживали. Может, кто­то между собой и ссорился, но не шли друг на друга стенка на стенку.

– Вначале меня учила Ольга Александровна Карпинская. Она даже учебником по голове могла стукнуть, если не слушался ее, – сказал Григорий Тимофеевич и засмеялся от этих воспоминаний, а вслед за ним засмеялись его дочка и я. – Потом Ольга Александ­ровна уехала куда­то, и нас стал учить Сергей Петрович Филипсон. Он  латыш, приехал в Яновичи вместе с женой, тоже учительницей.

Григорий Шевченко закончил шесть классов и пошел работать.

Самым большим предприятием в Яновичах был спиртзавод. На нем работало почти сто человек. Завод выпускал 15 тонн спирта в сутки. Делали его из картошки. Мы были богаты, в первую очередь, нашей бульбой. Основную часть выработанного спирта отправляли в Ярославль, где делали каучук, который шел на военные нужды. Наш завод был стратегическим объектом, – сказал Шевченко и для значимости поднял указательный палец вверх. – А часть спирта отправляли в Витебск. Там его второй раз перегоняли и получали питьевой.

Я задал вопрос, который, наверное, напрашивался в этот момент.

– Рабочие на заводе выпивали?

– Спиртом руки мыли, а выпивал мало кто, единичные случаи были, – сказал Григорий Тимофеевич, и, увидев мое удивление, добавил: – Директор, если видел выпивших, не то что пьяных, сразу увольнял с работы. А директор у нас был человек стоящий – Лазарь Моисеевич Овсищер. Он местный, яновичский. Ходил всегда в военном френче. Строгий был, но заботливый. Знал нужды всех работников и старался им помочь. И хозяйственник был отменный. При нем на заводе было подсобное хозяйство: двадцать лошадей, свиньи. Кормили отходами, все шло в дело. В конце тридцатых годов Овсищера забрали работать в Минск, а директором стал Леонюк.

Завод находился на берегу озера, для работы надо было много воды.

Я проработал на спиртзаводе четыре года. Сначала механиком, потом меня Овсищер заметил и поставил заведовать складом. Должность ответственная, особенно на спиртзаводе.

У нас была небольшая, но сплоченная комсомольская организация – человек пятнадцать. Мы устраивали маевки, коллективно проводили дни рождения. Жили интересно и весело. У нас была хорошая самодеятельность. И пели, и танцевали, и ставили пьески.

– Вы играли на сцене? – спросил я.

– А как же, – серьезно ответил Шевченко, и мы снова засмеялись.

Иногда воспоминания могут вызвать не только грусть, но и веселье.

– И комсомолом, и самодеятельностью руководил Радин. Он приехал к нам из Латвии.

Кроме нашего завода в Яновичах работали разные артели. В швейной трудилось человек пятнадцать. Там можно было сшить овечьи тулупы. В этой артели работали, считай что, одни евреи. Они и раньше были хорошими портными, только каждый работал сам на себя, а теперь их объединили в артель. Не все были рады коллективному труду, но так приказала власть.

Была артель, куда сдавали овечью шерсть и там делали пряжу. Была маслобойня.

На реке Вымнянке находилась мельница. Там работало четыре человека.

Так что послевоенные яновичские предприятия – крахмало­молочный, маслозавод – имели старые традиции. Вот только спиртзавод не стали восстанавливать, от него после войны камня на камне не осталось.

Два раза в год в Яновичах были большие ярмарки: в октябре и на Троицу, у нас ее называли Духовская. В Духовскую субботу собирались пастушки, подпаски и устраивали детский праздник. Все красиво наряжались, делали разные маски, был карнавал. Евреи к этому дню всякие вкусные выпечки делали, они в этом большие мастера. Веселились, радовались.

В 1939 году мне вручили повестку в военкомат и отправили служить на подводную лодку на Тихоокеанский флот. Рядом Япония, надо было быть начеку. Я плавал и в США, и в Панаму, и в Китай. А потом меня перевели на танкер «Донбасс» зенитчиком. В годы Великой Отечественной войны мы плавали в США за бензином, оружием. Нас бомбили. Всякое бывало, на волосок от смерти ходил, но остался живым, в 1946 году демобилизовался и вернулся в Яновичи. Не узнал местечко. Все разрушено, кирпичи на щебенку перемолотили. Узнал я о страшной трагедии – расстреле евреев. Среди них были и мои знакомые, и те, с кем я работал на заводе, и друзья.

После войны Григорий Тимофеевич женился на Марии Ивановне Гашневой. Она на четыре года моложе. Тоже яновичская. Жила до войны неподалеку, на Витебской улице, и тоже работала на спиртзаводе. До войны была замужем. Ее муж погиб в армии в первые месяцы войны. А ее с малолетним сыном фашисты угнали в Восточную Пруссию. Хлебнула она горя.

– У нас родилось двое детей, – продолжил рассказ Григорий Шевченко, – мы вместе работали на крахмало­паточном, потом на маслозаводе. Мария Ивановна вам бы много чего рассказала, рассказчица она была хорошая, но ее уже нет с нами. А я каждый день вспоминаю прожитые годы…

Аркадий Шульман

 

HLPgroup.org
© 2005-2013 Журнал "МИШПОХА"  

Warning: include(/h/mishpohaorg/htdocs.mishpoha.org/bottom_links.php): failed to open stream: No such file or directory in /h/mishpohaorg/htdocs/library/11/1106.php on line 46

Warning: include(): Failed opening '/h/mishpohaorg/htdocs.mishpoha.org/bottom_links.php' for inclusion (include_path='.:/usr/share/php') in /h/mishpohaorg/htdocs/library/11/1106.php on line 46