Библиотека журнала "МИШПОХА"

Серия "Мое местечко". "Откуда есть пошли Колышки".

Соломон Хаимович Незлин. Вениамин Хаимович Незлин. Давид Вениаминович Незлин. Михаил Вениаминович Незлин. Роальд Соломонович Незлин. Исаак Иткин. Вульф Иткин. Юдифь Давидовна Незлина(Иткина). Иткины: сестры и брат.

 

 

Пять профессоров в одной семье

Мы уже упоминали о семье Незлиных. Эти люди, вписавшие ярчайшую страницу не только в историю местечка, но и в историю науки, медицины, заслуживают подробного рассказа. Начнем семейное повествование с биографии Соломона Хаимовича Незлина (1892–1990). Один из крупнейших специалистов по лечению туберкулеза, врач и педагог, автор более 350 научных работ, в том числе 9 монографий. Соломон учился на медицинских факультетах в университетах Бреслау (Вроцлава) и Дерпта (Юрьев, ныне Тарту). Был членом студенческого сионистского движения и участвовал в Венском сионистском конгрессе (1913 г.). После окончания университета несколько лет работал земским врачом в Московской и Смоленской губерниях. Был энергичным человеком, хорошим организатором. В 1918–1922 годах руководил различными губернскими организациями здравоохранения в Витебске, а в 1923–1924 годах работал в противотуберкулезных учреждениях Москвы.

Почему врача Незлина увлекла проблема лечения туберкулеза? Вероятно, сказалось, что страшная болезнь, уносившая в то время тысячи людей, коснулась и их семьи. Болела туберкулезом с кровохарканьем прапрабабушка Хана­Ривка, но дожила она почти до 80 лет. Не знаем, откуда пришла болезнь, но то, что здоровый климат Колышек, окруженных сосновыми лесами, и традиционное чистое питание позволили дожить ей до преклонных лет, не вызывает сомнений. Рассказы о ее борьбе за жизнь передавались, как семейное предание, из поколения в поколениe.

В 1925 году Соломон Незлин организовал диспансерный сектор в Центральном туберкулезном институте (Москва), в котором работал до 1951 года. Широкой известностью пользовались руководства Соломона Незлина по различным проблемам туберкулеза и научно­популярные издания, которые переводились на английский, французский, японский и бирманский языки. В последние годы Незлин заведовал кафедрой туберкулеза Киргизского медицинского института и работал в московских тубдиспансерах. Скончался Соломон Незлин в Израиле в 1990 году в возрасте 98 лет.

Когда пишут о Соломоне Незлине, обычно указывают – брат доктора медицинских наук профессора Вениамина Незлина. Когда пишут о Вениамине, происходит то же самое, только переставляются имена.

Вениамин Хаимович родился в Колышках в 1894 году. Вероятно, увлечение старшего брата медициной оказало на него влияние. Он поступает учиться в Московский университет в 1915 году. Это происходит в годы, когда еще были узаконены «черта оседлости» и «процентная норма». Надо было иметь выдающиеся способности, чтобы преодолеть эти препоны. В 1919 году Вениамин окончил учебу. Шла Гражданская война. Самыми востребованными были военные врачи. Вениамин в течение десяти лет служил военврачом. Затем переходит на преподавательскую работу во 2­ой Московский медицинский институт и Центральный институт усовершенствования врачей. В 1939 году Вениамин Хаимович защищает докторскую диссертацию. Когда фашисты напали на страну, он снова переходит на военную службу. В 1951 году Вениамин Незлин получает звание профессора.

Вениамин Хаимович в 1951 году покинул Москву: уехал на работу в Кисловодск, где руководил кафедрой Центрального института усовершенствования врачей. Причины отъезда во многом были связаны с преследованиями и арестами врачей, с которыми он сотрудничал (Я.Г. Этингер, С.Е. Карпай).

В. Незлин был одним из лучших в стране специалистов по электрокардиографии (ЭКГ) и блестящим диагностом. Его привлекают в Кремлевскую больницу для консультаций и описания электрокардиограмм (обычно это происходило без указания имен пациентов, ибо то являлось государственной тайной). Но от штатной должности в Кремлевке Вениамин Хаимович отказался. Он участвовал и в печально знаменитой расшифровке электрокардиограммы Жданова. С доноса врача Кремлевки Лидии Тимашук по поводу лечения Жданова по существу и началось «дело врачей». Вениамин Незлин участвовал в консилиуме врачей, который созвал профессор
­­В. Ви­­ноградов после заявления Тимашук в МГБ о «преступном лечении» Жданова. В консилиуме принимали участие светила советской медицины В. Зеленин, Я. Этингер и многие другие выдающиеся врачи. Вениамин Хаимович был арестован по «делу врачей». Затем арестовали и его брата Соломона. Они были доставлены на Лубянку в Цент­ральную тюрьму МВД, где подвергались многочасовым допросам и жестоким пыткам. Оба были освобождены через месяц после смерти Сталина, как и другие участники «дела врачей».

В 1960–1965 годах Вениамин Незлин руководил терапевтическим отделом в Институте сердечно­сосудистой хирургии Академии медицинских наук СССР в Москве. Он автор первого руководства по ЭКГ (совместно с С. Карпай) и широкоизвестных монографий; несколько поколений кардиологов считало его труды настольными книгами. В. Х. Незлин скончался в Москве в 1975 году.

Думаю, можно создать музей семьи Незлиных. Его посетители с интересом будут знакомиться с экспонатами и узнавать о жизни местечковых евреев, о том, как события начала XX века преобразили целый мир и отдельные семьи. По количеству профессоров на душу населения, вероятно, семья Незлиных может войти в Книгу рекордов Гиннесса.

Старший сын Вениамина Хаимовича – Давид родился в Гомеле в 1925 году. Специалист в области радиолокации. В течение ряда лет возглавлял деятельность по разработке радаров на первых реактивных самолетах и в противоздушной обороне страны. Последние тридцать лет Давид Вениаминович Незлин – профессор Московского института электронной инженерии. Крупнейший специалист в области обработки цифровых сигналов, в создании метеорологических радаров. Автор 60 научных трудов и 12 руководств.

Младший сын Вениамина Хаимовича – Михаил, тоже профессор. Физик. В 1970 г. стал доктором физико­математических наук, а спустя 21 год – членом­корреспондентом Российской Академии Естественных наук. Работал в Московском институте атомной энергии. Автор 125 научных работ и двух монографий. Лауреат премии
им. Л.А. Арцимовича. Основные труды посвящены различным проблемам физики плазмы, нелинейной физики, геофизической и астрофизической гидродинамики. Построил экспериментальную модель крупнейших атмосферных вихрей типа «большого красного пятна» Юпитера, предсказал существование гигантских вихрей между рукавами Галактик. Михаил Вениаминович скончался в 1999
  году.

Сын Соломона – Роальд Незлин, доктор биологических наук с 1968 года. Работал в Москве в Институте молекулярной биологии Академии наук СССР. В 1978 году подал заявление на выезд с семьей на постоянное место жительство в Израиль. Десять лет
Р. Незлину и его семье отказывали в выездной визе. С 1988 года Роальд Соломонович – профессор отдела иммунологии научно­исследовательского института имени Вейцмана в г. Реховоте (Израиль). Его основные научные работы посвящены строению, биосинтезу и функциям антител и других белков иммунной системы. Автор 110 научных работ и трех монографий по этим проблемам. Редактор нескольких международных иммунологических журналов.

...У местечковых семей обычно так перепутаны ветви генеалогического древа, что выяснить степень родства – всегда очень сложная задача. Семьи были многодетными, а внутриродовые браки, то есть когда двоюродные или троюродные братья и сестры образовывали семью, встречались часто. Родственниками Незлиных были Аронсоны. Кем они приходились друг другу – установить сложно, а описать еще сложнее.

Один из Аронсонов – Шломо (1862–1935) много лет являлся главным раввином Киева, помогал организовывать юридическую защиту Бейлиса25. Он был убежденным сионистом и уже в пожилом возрасте, в 1923 году, уехал в Палестину, где служил главным раввином Тель­Авива до самой смерти. Один из его братьев был в двадцатые годы председателем Харьковской еврейской общины, а другой брат Зелик­Ицхак стал известным еврейским писателем, писал на идише.

В своих воспоминаниях Соломон Незлин напишет: «Я и брат Вениамин получили высшее образование, и обязаны этим своей умной незабвенной маме». Мама Соломона и Вениамина, бабушка Роальда, Давида, Михаила – Игудка или Юдифь Давидовна была мудрой женщиной. Ее девичья фамилия Иткина. В Колышках жило много Иткиных, однофамильцев, но скорее всего, родственников.

Благодаря стараниям Павла Бернштама, программиста, живущего в Израиле и занимающегося родословной семьи, удалось установить имена нескольких поколений Иткиных.

О купце первой гильдии Давиде Иткине мы уже рассказывали. Его дочь Соня после революции заведовала аптекой в Колышках. Ее муж Абрам Райцин работал учителем, он тоже успел окончить два курса медицинского института и лечил людей. В 1921 году уехал на очередной вызов в деревню, заболел и умер. Его дочке Хане было тогда всего семь месяцев. Хана окончила школу в Москве и затем поступила на физический факультет Московского государственного университета. Впоследствии преподавала в Московском авиационном институте. Ее муж академик А.А. Красовский был выдающимся ученым.

Сыновья Давида Иткина Вульф, Исаак, Залман, Калман благодаря самообразованию владели на хорошем уровне русским языком, выписывали газеты и журналы, в частности «Ниву» с приложениями в виде собраний сочинений русских классиков. Исаак выписывал еврейский журнал на русском языке «Восход». Страсть к чтению, знакомство с периодическими изданиями встречались не слишком часто даже в таком продвинутом местечке, как Колышки.

Вообще, в семье Иткиных, так же, как и в семье Незлиных, профессия врача пользовалась особым уважением. Не только материальная сторона дела была тому виной. Это были семьи, в которых слова о служении народу не были пустым звуком.

Перец Иткин, родившийся в 1898 году в Колышках, учился в Харьковском медицинском институте, работал в медицинских учреждениях Донбасса, Харькова, в годы Великой Отечественной войны был начальником медицинской части эвакогоспиталей.

Его брат Меер, родившийся в 1902 году, как и старший брат, учился в Харьковском мединституте, работал в одной из харьковских поликлиник, за труд награжден орденом «Знак Почета», в годы Великой Отечественной войны служил в эвакогоспитале.

Есть семейное предание, что и Перец, и Меер в годы Гражданской войны воевали в Красной Армии в коннице у легендарного Буденного. Их потомок Павел Лейтес рассказывал, что в детстве играл с дедушкиной буденовкой.

HLPgroup.org

© 2005-2011 Журнал "МИШПОХА"   


Warning: include(/h/mishpohaorg/htdocs.mishpoha.org/bottom_links.php): failed to open stream: No such file or directory in /h/mishpohaorg/htdocs/library/06/0604.php on line 241

Warning: include(): Failed opening '/h/mishpohaorg/htdocs.mishpoha.org/bottom_links.php' for inclusion (include_path='.:/usr/share/php') in /h/mishpohaorg/htdocs/library/06/0604.php on line 241