Поиск по всем номерам журнала:

Пользовательского поиска

Два писателя, два Бориса Михайловича Левина

Борис Михайлович Левин.Собирал материалы для очерка о писателе Борисе Михайловиче Левине – друге Д. Хармса, Н. Заболоцкого, Л. Введенского – из литературной группы «Обэриуты», авторе интересных рассказов и повестей, драматурге, погибшем в первые месяцы Великой Отечественной войны под Ленинградом, просматривал статьи о нём, опубликованные в интернете, и понял, что если биографии из разных источников сводить в одну – получается какая-то путаница.

Подробнее...

Меценат из Филадельфии

Женя Фрадкина – дочь Марка, Fredric R. Mann, Марк Фрадкин.В конце 60-х годов, Марку Фрадкину сообщили по линии Союза композиторов, что с ним хотел бы встретиться известный американский бизнесмен, заглянувший из любопытства в Москву. Деда это озадачило: с капиталистическими акулами он ранее не сталкивался, не бывал в США и из штатников был разве что знаком с Полем Робсоном – темнокожим певцом и лауреатом Сталинских премий.

Подробнее...

Воложинское вдохновение

Афиша выставки посвящённой жизни и творчеству еврейского поэта Хаима Нахмана Бялика.13 марта в Воложинском районном краеведческом музее прошло открытие выставки, посвящённой жизни и творчеству еврейского поэта Хаима Нахмана Бялика. 

Мы попросили рассказать об этом событии искусствоведа и живописца, куратора выставки Глорию Ран.

Подробнее...

Еврей-коробейник Витебской губернии

Еврей-коробейник.В иллюстрированном журнале литературы, политики и современной жизни «Нива» (№44, октябрь 1889 г.) был опубликован рисунок Р. Штейна (гравюра Ольшевского) «Еврей-коробейник Витебской губернии».

Подробнее...

И в след щемящая, надмирная тоска...

Евгения Марковна Кичина.Евгения Марковна Кичина многие годы работала в Витебском областном краеведческом музее. В самом начале её работы в 1960 г. в музее был создан отдел изобразительного искусства. И во многом благодаря усилиям Евгении Марковны была сформирована, пожалуй, лучшая среди областных музеев коллекция живописи XIX – начала ХХ века, возвращены из Минска ряд работ Ю. Пэна, поступили произведения и архив Д. Якерсона, работы современных витебских художников.

Подробнее...

Тропинка памяти

 У памятника погибшим евреям местечка ПечищеОн знаком каждому горожанину, этот скромный мемориал в честь Дня Победы в Великой Отечественной войне. Здесь всегда живые цветы, которыми славится израильский город Ашкелон. Приходят сюда ветераны войны – у Вечного огня вспомнить близких и друзей, не вернувшихся с полей сражений. Время летит неумолимо, ежегодно уходят из жизни ветераны войны... 

Подробнее...

Страшное детство в неволе

Матлахова Лидия Афонасьевна.Когда началась война, маленькой Лиде Матлаховой было всего шесть лет. Она жила с матерью и двумя старшими братьями в деревне Крынки, в двадцати пяти километрах от Витебска.

Подробнее...

Клад

Аркадий Шульман.Новый рассказ Аркадия Шульмана из серии «Семейные истории». Что-то автору рассказали случайные знакомые, что-то он домыслил сам.

Подробнее...

n001 vsegda v nashej pamyati 01 205Прошло 65 лет после окончания Великой Отечественной войны. Рядом с нами остается все меньше людей, которые на себе почувствовали ее обжигающий вихрь. Но память о событиях тех страшных, кровопролитных и героических лет жива. И будет жить до тех пор, пока на Земле будут стоять памятники и обелиски, пока к ним будут приходить ветераны войны, их дети и внуки, родственники и друзья погибших.
Стоят памятники на могилах защитников Отечества, воинов-освободителей, на братских могилах мирных граждан, безвинно погибших от фашистских преступников, памятники сожженным деревням и расстрелянным заложникам, памятники жертвам Холокоста.

Фотоальбом «Всегда в нашей памяти» посвящен памяти евреев, погибших в гетто, замученных и расстрелянных на территории Витебской области. Деревянные тумбочки или просто колышки с табличкой, на которых было написано одно слово «Здесь», появились на местах массовых расстрелов еврейского населения в первые же недели после освобождения Белоруссии от немецко-фашистских захватчиков. Их устанавливали бежавшие из гетто и чудом уцелевшие евреи, их белорусские соседи, жители городов и местечек, возвращающиеся в родные места из эвакуации, солдаты, приезжавшие узнать о судьбе родных.
В послевоенные годы создавались инициативные группы, которые собирали деньги и устанавливали на братских могилах недорогие памятники. Нередко это были небольшие металлические пирамиды или камни, к которым крепились таблички с надписью. Место огораживалось деревянным штакетником. Местные власти не всегда с пониманием относились к святой обязанности людей увековечить память родных и близких. Слово «еврей» под нажимом властей заменялось безликим оборотом «советские граждане», хотя все понимали: людей расстреливали только за их национальную принадлежность. Власти считали нежелательными надписи на иврите, идише и еврейскую символику. И все же памятники с «неутвержденными» надписями и символами появлялись. Каждый год в дни траура, в годовщину расстрела к ним приезжали и приходили родственники погибших, их друзья, земляки. Возлагались, по еврейскому обычаю, цветы и камушки.
С начала девяностых годов еврейская община Беларуси при активном участии государства, с помощью зарубежных землячеств и благотворительных фондов установила ряд памятников на местах массовых расстрелов. Значительный вклад вносит Фонд семьи Лазарусов из Великобритании. Некоторые памятники установлены по инициативе местных властей и на государственные средства. За памятниками, установленными в местечках, где уже не осталось еврейских общин, ухаживают школьники, работники коммунальных служб.
В 2008 году, в дни 65-летия со дня уничтожения одного из самых больших в Европе – Минского гетто, у Мемориального комплекса расстрелянным узникам выступал Президент Республики Беларусь А. Г. Лукашенко. Это получило большой общественный резонанс. Стали быстрее решаться многие организационные и финансовые вопросы, связанные с установкой памятников.
Не все места массовых расстрелов евреев в годы войны увековечены памятниками и обелисками. Установить их – наш с вами долг. Обязанность, которую должно исполнить наше поколение.

В фотоальбоме «Всегда в нашей памяти» рассказывается об истории памятников расстрелянным узникам гетто. Еврейская мудрость гласит: «След человека остается на нашей земле, пока о нем помнят». Уважения и признательности заслуживают люди, которые были инициаторами, собирали деньги, своими руками делали эти памятники.  В годы государственного забвения этой страшной страницы истории им приходилось проявлять не только настойчивость, но и мужество, чтобы преодолеть барьеры, выставленные властями. Эти люди никогда не афишировали себя, стремились к меньшей огласке. Мы обязаны вспомнить о них. Время неумолимо. Памятники, на которые  потрачены годы жизни, силы, средства, стоят в вечном карауле на местах массовых расстрелов. Они охраняют нас от беспамятства.

В фотоальбом «Всегда в нашей памяти» вошли не все памятники, установленные на местах расстрелов еврейского населения в годы Великой Отечественной войны в Витебской области.

Хочется верить, что вслед за первым изданием выйдет следующее, и тема будет освещена полностью.

Скачать книгу в формате .pdf

Обложка "Всегда в нашей памяти" Витебск. Открытие Мемориала на месте расстрела узников гетто. Туловский ров, июнь 2010 г. Мемориал на месте расстрела узников Витебского гетто в Туловском рву. Центральная часть композиции.Скульптор Валерий Могучий. Архитектор Валерий Шаронов. Мемориал на месте расстрела узников Витебского гетто в Туловском рву. Входной камень. Скульптор Валерий Могучий. Архитектор Валерий Шаронов. Памятник расстрелянным узникам гетто у зернотока в деревне Яновичи Витебского района. Последний еврей деревни Лукомль Хаим Рутман и бывшая малолетняя узница Валентина Филлипкова у памятника на месте расстрела узников Лукомльского гетто, 1999 г. Памятник, установленный на могиле евреев местечка Камень. Фрагмент памятника, установленного на месте расстрела узников Дубровенского гетто. Узница гетто Мария Ковалева и жена Исаака Галынкина – Людмила Галынкина у памятника расстрелянным евреям Шумилино. Памятный камень, установленный на месте расстрела евреев Ветрино, находится среди огородов.  Дорожка к памятному каменю, установленному на месте расстрела евреев Ветрино, находится среди огородов. Черная звезда, установлена на месте расстрела евреев местечка Волынцы Верхнедвинского района. Памятник, установленный на месте расстрела евреев Лынтупов. У памятника расстрелянным узникам гетто в Орше. Памятник евреям Езерища, установленный в 1964 году. Памятник расстрелянным евреям местечек Прозороки и Зябки (ныне Глубокский район). У памятника на улице Чкалова (бывшей Легионовой) семья Эткиных. Молитву «Кадиш», на месте расстрела узников Глубокского гетто произносят братья Эткины. Мемориал в урочище Барок. Бетонная тумбочка, установленная на месте расстрела евреев станции Бычиха (Городокский район).  У памятника ветеран Великой Отечественной войны, многолетний директор школы Рувим Риц. Мемориальный комплекс, сооруженный в одном километре от деревни Черноручье. Памятник, установленный на месте первого массового расстрела евреев Дисны, 13 марта 1942 года. Памятник на месте третьего массового расстрела евреев Дисны 23 декабря 1943 года. Памятник, установленный на месте расстрела узников Ушачского гетто. Памятник расстрелянным узникам Браславского гетто. Памятник евреям Бобыничей, погибшим в годы войны. Памятник расстрелянным евреям в Березовке. Памятник, установленный на месте расстрела евреев Чашников. У памятника в Колышках бывшие узники Колышанского гетто Ольга Ноткина и Давид Фоминов. Памятник, установленный на месте расстрела евреев Уллы. Жительница Островно Нина Трусова у памятника расстрелянным евреям Островно. Памятник расстрелянным узникам Россонского гетто. Памятник погибшим евреям деревни Гомель Полоцкого района. Памятник, установленный на месте расстрела узников Миорского гетто. Леонид Лившиц, один из немногих евреев, живших в Толочине до войны, у памятника погибшим узникам гетто. Открытие памятника расстрелянным узникам Добромысленского гетто, 2001 г.