Поиск по всем номерам журнала:

Пользовательского поиска

Хиничи из Погоста

Сестры Хинич Аня, Цыля  с дочкой и Рая  с мужем. Мои отец и мать. Фото 1949 г.Это письмо можно было бы назвать обратной связью, или как-то иначе, что не меняет сути, потому что журнал помогает объединять семьи.
«В № 40 журнала в рубрике «Почта Мишпохи» я прочитал, что Слава Быков хочет узнать про судьбу своего деда Хинича Файвела Зеликовича из местечка Погост Солигорского района Минской области. Сердце моё ёкнуло. Моя мать Хинич Раиса Моисеевна (Мовшевна) родилась в 1920 г. в Погосте. Фамилия Хинич достаточно редкая. Местечко Погост в довоенные годы было небольшое – около тысячи жителей.

Подробнее...

Ранений больше чем наград

Изабелла Ефимовна Степанова с фотографиями отца.Я не нашёл статистики, сколько бойцов и командиров Красной Армии, прошли Великую Отечественную войну с первого дня и до Победы. Уверен, их совсем немного. И ранений у них, как правило, было больше чем боевых орденов. Потому что ранения получали на поле боя, а ордена нередко давали тем, кто был близок к штабам.

Подробнее...

Воложинское вдохновение

Афиша выставки посвящённой жизни и творчеству еврейского поэта Хаима Нахмана Бялика.13 марта в Воложинском районном краеведческом музее прошло открытие выставки, посвящённой жизни и творчеству еврейского поэта Хаима Нахмана Бялика. 

Мы попросили рассказать об этом событии искусствоведа и живописца, куратора выставки Глорию Ран.

Подробнее...

Как в Витебске жилые дома превращались в молитвенные школы

Чертеж здания по Великолукскому переулку, 1901 г.В начале ХХ в. в г. Витебске довольно частым явлением было обустройство в обычных жилых домах еврейских молитвенных школ. Правда, для этого нужно было пройти сложную процедуру: подготовить чертёж здания и местности, где оно располагалось, пригласить полицмейстера для осмотра строения, а ещё – написать ходатайство в строительное отделение губернского правления и получить его одобрение.

Подробнее...

Александру Розенблюму – 95!

Александр Розенблюм с правнучкой.15 февраля 2020 года Александру Борисовичу Розенблюму исполнилось 95 лет.
О самом себе Александр Борисович пишет совсем немного: родился в Борисове в 1925 году, получил техническое и юридическое образование, работал в борисовском узле связи, а с начала 70-х – начальником юридического отдела на производственном объединении «Борисовдрев».

Подробнее...

Воспоминания Бориса Левина. Сенно. Война. Эвакуация.

Борис Левин.Левин Борис Шлёмович родился  в Сенно 6 марта 1931 г. До войны успел окончить 3 класса, после войны – 9. Служба в армии 1951-1954 годы в Борисове. Наводчик танкового орудия, младший сержант. После службы переехал из Сенно в Витебск. Работал на заводе заточных станков, расточником, затем – на складе красок. Окончил 10-й класс вечерней школы. В 1966 году окончил Ленинградский механический техникум. Работал инженером, впоследствии начальником бюро металлов. Более пятидесяти процентов рабочего времени  в командировках по Советскому Союзу. Обеспечивал завод металлом. На пенсию вышел в 1991 году.

Подробнее...

Пока живу – надеюсь…

Васюк Майя Ефимовна.С Майей Ефимовной я встречался несколько раз в 2013-2014 годах, когда готовил второе издание книги о Витебском гетто «Хроника страшных дней». Меня тогда заинтересовал её рассказ – что помнит 4-летний ребёнок о войне, что память сохраняет на всю жизнь, а что блокирует, чтобы не разрушить психику.

Подробнее...

Борис Рубенчик. Рассказы

Борис Рубинчик.Родился в г. Минске. После окончания средней школы работал в «Мингазе» и учился вечером в институте. Получив образование инженера-сантехника работал прорабом, строил первую очередь Минского метрополитена, был экскурсоводом, работал в ООО «Минскремстрой». Заслуженный работник МЖКХ. В настоящий момент работает судебным строительным экспертом.
Публикуемые рассказы – литературный дебют Борис Рубенчика.

Подробнее...

n001 vsegda v nashej pamyati 01 205Прошло 65 лет после окончания Великой Отечественной войны. Рядом с нами остается все меньше людей, которые на себе почувствовали ее обжигающий вихрь. Но память о событиях тех страшных, кровопролитных и героических лет жива. И будет жить до тех пор, пока на Земле будут стоять памятники и обелиски, пока к ним будут приходить ветераны войны, их дети и внуки, родственники и друзья погибших.
Стоят памятники на могилах защитников Отечества, воинов-освободителей, на братских могилах мирных граждан, безвинно погибших от фашистских преступников, памятники сожженным деревням и расстрелянным заложникам, памятники жертвам Холокоста.

Фотоальбом «Всегда в нашей памяти» посвящен памяти евреев, погибших в гетто, замученных и расстрелянных на территории Витебской области. Деревянные тумбочки или просто колышки с табличкой, на которых было написано одно слово «Здесь», появились на местах массовых расстрелов еврейского населения в первые же недели после освобождения Белоруссии от немецко-фашистских захватчиков. Их устанавливали бежавшие из гетто и чудом уцелевшие евреи, их белорусские соседи, жители городов и местечек, возвращающиеся в родные места из эвакуации, солдаты, приезжавшие узнать о судьбе родных.
В послевоенные годы создавались инициативные группы, которые собирали деньги и устанавливали на братских могилах недорогие памятники. Нередко это были небольшие металлические пирамиды или камни, к которым крепились таблички с надписью. Место огораживалось деревянным штакетником. Местные власти не всегда с пониманием относились к святой обязанности людей увековечить память родных и близких. Слово «еврей» под нажимом властей заменялось безликим оборотом «советские граждане», хотя все понимали: людей расстреливали только за их национальную принадлежность. Власти считали нежелательными надписи на иврите, идише и еврейскую символику. И все же памятники с «неутвержденными» надписями и символами появлялись. Каждый год в дни траура, в годовщину расстрела к ним приезжали и приходили родственники погибших, их друзья, земляки. Возлагались, по еврейскому обычаю, цветы и камушки.
С начала девяностых годов еврейская община Беларуси при активном участии государства, с помощью зарубежных землячеств и благотворительных фондов установила ряд памятников на местах массовых расстрелов. Значительный вклад вносит Фонд семьи Лазарусов из Великобритании. Некоторые памятники установлены по инициативе местных властей и на государственные средства. За памятниками, установленными в местечках, где уже не осталось еврейских общин, ухаживают школьники, работники коммунальных служб.
В 2008 году, в дни 65-летия со дня уничтожения одного из самых больших в Европе – Минского гетто, у Мемориального комплекса расстрелянным узникам выступал Президент Республики Беларусь А. Г. Лукашенко. Это получило большой общественный резонанс. Стали быстрее решаться многие организационные и финансовые вопросы, связанные с установкой памятников.
Не все места массовых расстрелов евреев в годы войны увековечены памятниками и обелисками. Установить их – наш с вами долг. Обязанность, которую должно исполнить наше поколение.

В фотоальбоме «Всегда в нашей памяти» рассказывается об истории памятников расстрелянным узникам гетто. Еврейская мудрость гласит: «След человека остается на нашей земле, пока о нем помнят». Уважения и признательности заслуживают люди, которые были инициаторами, собирали деньги, своими руками делали эти памятники.  В годы государственного забвения этой страшной страницы истории им приходилось проявлять не только настойчивость, но и мужество, чтобы преодолеть барьеры, выставленные властями. Эти люди никогда не афишировали себя, стремились к меньшей огласке. Мы обязаны вспомнить о них. Время неумолимо. Памятники, на которые  потрачены годы жизни, силы, средства, стоят в вечном карауле на местах массовых расстрелов. Они охраняют нас от беспамятства.

В фотоальбом «Всегда в нашей памяти» вошли не все памятники, установленные на местах расстрелов еврейского населения в годы Великой Отечественной войны в Витебской области.

Хочется верить, что вслед за первым изданием выйдет следующее, и тема будет освещена полностью.

Скачать книгу в формате .pdf

Обложка "Всегда в нашей памяти" Витебск. Открытие Мемориала на месте расстрела узников гетто. Туловский ров, июнь 2010 г. Мемориал на месте расстрела узников Витебского гетто в Туловском рву. Центральная часть композиции.Скульптор Валерий Могучий. Архитектор Валерий Шаронов. Мемориал на месте расстрела узников Витебского гетто в Туловском рву. Входной камень. Скульптор Валерий Могучий. Архитектор Валерий Шаронов. Памятник расстрелянным узникам гетто у зернотока в деревне Яновичи Витебского района. Последний еврей деревни Лукомль Хаим Рутман и бывшая малолетняя узница Валентина Филлипкова у памятника на месте расстрела узников Лукомльского гетто, 1999 г. Памятник, установленный на могиле евреев местечка Камень. Фрагмент памятника, установленного на месте расстрела узников Дубровенского гетто. Узница гетто Мария Ковалева и жена Исаака Галынкина – Людмила Галынкина у памятника расстрелянным евреям Шумилино. Памятный камень, установленный на месте расстрела евреев Ветрино, находится среди огородов.  Дорожка к памятному каменю, установленному на месте расстрела евреев Ветрино, находится среди огородов. Черная звезда, установлена на месте расстрела евреев местечка Волынцы Верхнедвинского района. Памятник, установленный на месте расстрела евреев Лынтупов. У памятника расстрелянным узникам гетто в Орше. Памятник евреям Езерища, установленный в 1964 году. Памятник расстрелянным евреям местечек Прозороки и Зябки (ныне Глубокский район). У памятника на улице Чкалова (бывшей Легионовой) семья Эткиных. Молитву «Кадиш», на месте расстрела узников Глубокского гетто произносят братья Эткины. Мемориал в урочище Барок. Бетонная тумбочка, установленная на месте расстрела евреев станции Бычиха (Городокский район).  У памятника ветеран Великой Отечественной войны, многолетний директор школы Рувим Риц. Мемориальный комплекс, сооруженный в одном километре от деревни Черноручье. Памятник, установленный на месте первого массового расстрела евреев Дисны, 13 марта 1942 года. Памятник на месте третьего массового расстрела евреев Дисны 23 декабря 1943 года. Памятник, установленный на месте расстрела узников Ушачского гетто. Памятник расстрелянным узникам Браславского гетто. Памятник евреям Бобыничей, погибшим в годы войны. Памятник расстрелянным евреям в Березовке. Памятник, установленный на месте расстрела евреев Чашников. У памятника в Колышках бывшие узники Колышанского гетто Ольга Ноткина и Давид Фоминов. Памятник, установленный на месте расстрела евреев Уллы. Жительница Островно Нина Трусова у памятника расстрелянным евреям Островно. Памятник расстрелянным узникам Россонского гетто. Памятник погибшим евреям деревни Гомель Полоцкого района. Памятник, установленный на месте расстрела узников Миорского гетто. Леонид Лившиц, один из немногих евреев, живших в Толочине до войны, у памятника погибшим узникам гетто. Открытие памятника расстрелянным узникам Добромысленского гетто, 2001 г.