Имя

Леон Гаспар Шульман13 июля 1915 года океанский лайнер "Рошамбо", следовавший из Бордо, благополучно завершил переход Атлантики и бросил якорь в порту Нью-Йорка. Сотни беженцев из разорённой войной Европы с облегчением ступили на американскую землю. Сотрудники иммиграционной службы в Эллис Айленде прилежно вели учёт новоприбывших. Среди пассажиров "Рошамбо" находился российский подданный, художник Леон Гаспар Шульман. На вопрос о том, где он собираемся проживать в Америке, он указал адрес тёщи, миссис Уорд.

Мемориальная доска Б.Л. Шапошнику в Минске на доме, где он жил. Фото Аркадия ШульманаОтличился Борис Львович Шапошник на поприще отечественного автомобилестроения. Однако имя великого конструктора почти 40 лет было известно лишь узкому кругу специалистов. Ни в одном энциклопедическом справочнике вы не найдёте упоминание о нашем земляке. О причине догадаться нетрудно. Дело в том, что специальное конструкторское бюро Минского автозавода под руководством Бориса Львовича Шапошника разрабатывало не только уникальные гражданские автотранспортные средства. Вспомним хотя бы 120-тонные БЕЛАЗы.

Исаак Соломонович ШурВ 1966 году, когда я учился на втором курсе дневного отделения Кировского заочного политехнического института, у нас начали проводить политзанятия. Наш декан Владимир Константинович Дрягин, сын известного литератора и литературоведа Константина Владимировича Дрягина, вместо партийных пропагандистов, стал приглашать таких замечательных людей как знаток природы Вятского края Александр Дмитриевич Фокин и драматург Исаак Соломонович Шур. Оба они были прекрасные лекторы. Их рассказы были настолько интересны, что академический час политзанятий проходил как одна минута. Чаще всего к нам приходил Шур. Его выступления были особенно интересны ещё и тем, что он часто рассказывал о том, что цензура того времени не пропускала в печать.

Трайнин Павел Алексеевич (Файвель Аронович)Очень долго раздумывал, писать ли мне этот очерк. Пришло время, появилась внутренняя потребность изложить то, что долго копилось на душе и в личном архиве, созрело и просится на свободу.
Обязан поклониться священным тем годам, отдать дань уважения и восхищения героям Великой Победы. Не ставлю перед собой задачу анализировать профессионализм в ходе военных действий – это компетенция военных историков. Свой долг вижу в том, чтобы рассказать, как воевал, как готовил к воинской службе молодых офицеров флота наш земляк, наш соплеменник – Трайнин Павел Алексеевич.

Яков СмушкевичМощь ожившего мотора передалась самолёту. Якову показалось, что его новенький Р-5 от нетерпения, словно стрекоза, даже слегка задрожал верхними крыльями. Он добавил форсаж, биплан послушно побежал по аэродрому, набирая скорость. Смушкевич потянул ручку управления на себя, самолёт задрал нос кверху и стал жадно втягивать в себя синеву неба. Конечно, ему, Якову Вульфовичу Смушкевичу, при его должности политрука эскадрильи и не обязательно было подниматься в воздух на ещё не объезженном толком новом типе самолета, первенце недавно запущенной серии.
Но на своих политзанятиях с лётчиками он часто повторял, чтобы лучше запомнили: прославляйте страну не словами, а делами. Не рассказывай, а показывай…