Имя

Вячеслав Львович Тамаркин, Иерусалим.Мой отец родился в 1930 году в местечке Ляды Витебской области. Точной даты его рождения нет, только год. В семье мальчика звали Цале, уменьшительное от Бецалель. Имя, данное при рождении, ему пришлось сменить в отряде «Николая». Это один из первых партизанских отрядов на территории Белоруссии, где в то время разведчиком был его отец Лейба Иосифович Тамаркин, и куда Цале попал, чудом сумев бежать из гетто под колючую проволоку в первоапрельскую ночь 1942 года... Как стало позже известно, это случилось накануне массового расстрела евреев Лядов в первый день еврейского праздника Песах.

Владимир Добин.12 января исполняется печальная дата – 15 лет ухода из жизни известного поэта, журналиста, главного редактора израильской газеты «Новости недели» Владимира Добина. Ему было всего 58 лет.

Вера Готина.Жизнь – это танец, танец света и тьмы, танец радости и печали, танец застывшего мгновенья и Вечности, это симфония движения и  покоя, движения времен года, покой застывшего мгновения.
Мы сегодня хотим создать мгновение, которое, запечатлев,можно будет «поставить на полку», чтобы потом, в соответствующем настроении, ещё и ещё раз раскрыть и увидеть и услышать звуки другого мира, звуки мира Другого.

Ким Хадеев.В последний мой приезд в Беларусь я по традиции заглянул в деревню Швабы к поэту и писателю Николаю Захаренко. Только что вышла его книжка «Такi вецер, такi вецер…» И Николай вручил одну мне, а другую для Григория Трестмана, замечательного поэта, нашего общего друга. Бывший минчанин, живёт сейчас под Иерусалимом.


Фрэдди в эфире израильского радио.Одному из самых даровитых, на мой взгляд, современных израильских литераторов, Фрэдди Зорину, не менее известному под псевдонимом Фрэдди  Бен-Натан, исполняется 70 лет. Согласитесь, дата, на первый взгляд, достаточно солидная, значительная. Она подразумевает подведение главных итогов, издание мемуаров, как это зачастую делают собратья по перу, пополняя своими «нетленками» прилавки книжных магазинов.

Нет-нет, я не иронизирую, и совсем не против такого рода литературы: более того, жизнь поэта, о котором пишу, была насыщена событиями и встречами с интересными людьми, так что появись на свет книга его воспоминаний, она могла бы стать бестселлером.