Имя

Эфроимсон.Уже две недели прошло после долгого разговора с молодой журналисткой, а профессор Владимир Павлович Эфроимсон1 никак не мог успокоиться. Хотя, как говорил шутя о себе сам учёный, он был «стреляный жизнью». Причём во всех смыслах этого выражения. Прекрасно понимал, что интервью популярный журнал заказал не случайно. Приближается его юбилей. Восемьдесят лет, как не крути, а – дата солидная. И никто из его коллег, основателей современной генетики не дотянул до такого возраста. Причём не только из-за слабого здоровья…

Вера Готина.Слова для названия я взял со странички Веры Готиной в интернете – мне кажется, они лучше всего характеризуют её. 
Никогда раньше мне не приходилось писать некролог. Да и само слово некролог как-то не вяжется с образом Веры Готиной. Слово какое-то казённо-дежурное, втиснутое в рамки официоза... А Вера всегда раздвигала любые рамки – тесно было ей в очерченных рамках. Она разрывала их, как ветер рвёт паутину. И сама жила на разрыв. Всей своей жизнью, подавая пример другим – пример жизнелюбия и оптимизма. Поэтому слово некролог неуместно – это дань памяти прекрасному человеку, Вере Готиной.

Эля Савиковский.В январе 2018 года исполняется 125 лет со дня рождения талантливого еврейского поэта, писателя, драматурга и композитора Эли (Ильи) Яковлевича Савиковского.
О нём редко вспоминают. Эля был скромный человек, никогда не лез в первые ряды, не пользовался знакомствами, не стремился лишний раз напомнить о себе.

Между тем, он был по-настоящему творческий человек. Писал стихи, пьесы, сочинял песни не для того, чтобы заработать на кусок хлеба, просто без этого не мог жить.

Возвращение 2017.Я родился в 46-м послевоенном году, в полуразрушенном белорусском городе Бобруйске. В маленьком деревянном доме с мансардой, на которую вела длинющая дощатая лестница, в трёх комнатках-«закутах» помещались три семьи, частично уцелевшие, воевавшие, хлебнувшие и огня, и бесконечного горя, начинавшие создавать свои послевоенные очаги...
В поисках лучшей доли отец, молчаливый в ту пору Давид Гринберг, увёз семью в Латвию. Неподалеку от Риги и Даугавпилса, в Илуксте, он нашёл работу с ведомственным жильём – шикарной, по тем временам, квартирой.
Там я впервые познал вкус и запах красок...

Михаил Лайтман.Михаил Лайтман родился в Витебске в 1946 году. Уже с детства он почувствовал, что такое горе, смерть, потеря близких. 70 процентов его родственников были убиты, задушены в газовых камерах, сожжены. Но, к счастью, рядом были родители, выжили бабушки и дедушки, которые души в нём не чаяли, поэтому и любовь он испытал сполна.