Мемориальная доска Б.Л. Шапошнику в Минске на доме, где он жил. Фото Аркадия ШульманаОтличился Борис Львович Шапошник на поприще отечественного автомобилестроения. Однако имя великого конструктора почти 40 лет было известно лишь узкому кругу специалистов. Ни в одном энциклопедическом справочнике вы не найдёте упоминание о нашем земляке. О причине догадаться нетрудно. Дело в том, что специальное конструкторское бюро Минского автозавода под руководством Бориса Львовича Шапошника разрабатывало не только уникальные гражданские автотранспортные средства. Вспомним хотя бы 120-тонные БЕЛАЗы.

Одновременно под завесой суперсекретности СКБ создавало знаменитые «сороконожки», на которых до сих пор несут боевое дежурство грозные ракетные комплексы. Некоторые из них поражают воображение. Представьте себе такую махину: ширина под 7 метров, колеса диаметром 3 метра, двигатель в 1500 лошадиных сил, грузоподъемность 220 тонн. 
Всего в бытность Б.Л. Шапошника из ворот «Белавтомаза» вышло более 20 тысяч колёсных тягачей, которые способны нести на своих «плечах» десятки типов и систем оружия.
Поначалу минские машины служили для транспортировки ракет и гигантских цистерн с топливом для них. А в 1960 году перед специалистами СКБ Бориса Шапошника была поставлена задача создать самоходные шасси для размещения самих ракетно-пусковых установок. И эта задача была в короткие сроки выполнена. Всему миру известны ракетовозы-тягачи для всех даже самых мощных зенитно-ракетных комплексов «Тополь» и «Пи¬онер». До сих пор аналогов таким тягачам за рубежом нет.
Любопытно, что каждая новая модель – а их всего создано около сотни – требовала решения сложнейших производственных и технических проблем, в том числе и теоретических. Не случайно научный вклад Бориса Шапошника в эту отрасль был так высоко оценён. Ему без защиты диссертации, в порядке исключения, присуждается учёная степень доктора технических наук. Ну, а всех наград и званий набралось великое множество. Борис Львович – Герой Социалистического труда, Лауреат Ленинской премии, Лауреат Государственной премии. А вот ещё один наградной список: два ордена Ленина, орден Октябрьской революции, два ордена Трудового Красного Знамени, два ордена «Знак почёта». Но и это не всё. В разное время Б.Л. Шапошнику присуждаются звания «Заслуженного деятеля науки и техники БССР» и «Заслуженного работника промышленности БССР».
И ещё одна информация к размышлению. Имя гениального автомобилестроителя сами создатели ракетно-ядерного щита СССР и России поставили в один ряд с известными всему миру ракетчиком А. Надирадзе и физиком-ядерщиком академиком Ю. Харитоном. 
В 1985 году Бориса Шапошника не стало. Кабинет Деда – как звали его сослуживцы – сохранён на заводе таким же, как и при его жизни. Этим самым как бы отдана дань уважения Учителю.
Тогда впервые в советской печати появилось имя нашего земляка. Из некролога удалось узнать место рождения Бориса Шапошника – Пинск.
Что же на сегодня известно об этом человеке? Уточнить основные вехи жизни и трудовой биографии Бориса Львовича мне помогла Раиса Викторовна Акимочкина, хранительница фондов музея Белорусского Полесья. Здесь находится объёмистый пакет с документами и фотографиями, полученными в семье Шапошника. 
Наш герой родился 17 декабря 1902 года. Об этом свидетельствует справка магистрата Пинска. Она на польском языке. Указывается имя отца – Мейер-Лейба Шапошник и матери – Фейгла Колодная. Выдана справка в декабре 1922 года. Указано, что дана для представления научным учреждениям Москвы. Борису тогда исполнилось 20 лет, и был он студентом 4 курса рабфака при Московском механико-электротехническом факультете имени Ломоносова. Об этом говорит имеющееся в музее студенческое удостоверение.
Но давайте вернемся в пинское детство. Отец, как писал позднее Борис Львович в многотиражке «Автозаводец», был бедным ремесленником-скорняком. Жила многодетная семья в небольшом домике по улице Завальной, рядом с городской пожарной командой. Средств у родителей хватило только на то, чтобы дать сыну первоначальное образование. (4-классная школа и 4-классное училище). В 15 лет парень начал работать по строительному делу. Лучше всего у него получалась кладка печей. 
В 16 лет Бориса пригласила в Москву родная тётя. Возвращаться назад в Пинск было опасно, шла Гражданская война. Пришлось задержаться в столице. Тётя уговорила его поступить на рабфак. За 4 года напряжённой учёбы закончил курс и получил документ о среднем образовании. Вместе с группой рабфаковцев пробует поступить в Московское высшее техническое училище (ныне имени Баумана). Прекрасно сдаёт экзамены и зачисляется студентом механического факультета. Сохранилась так называемая «Предметная книжка», сегодняшняя зачётка. Я насчитал в ней 79 предметов, включая зачётные оценки в литейной и слесарной мастерских, лабораториях двигателей внутреннего сгорания, паровых турбин, гидравлики, термодинамики. В 1929 году, ещё будучи студентом, пошёл работать на строящийся московский автомобильный завод. Сначала слесарем в сборочный цех двигателей, а после получения диплома – инженером-конструктором. Довольно быстро (в течение 10 лет) прошёл по служебной лестнице до главного конструктора автозавода имени Лихачева.
Борис Львович вспоминает, как в 1931 году состоялся торжественный пуск предприятия. На это торжество прибыли почётные гости Серго Орджоникидзе и Емельян Ярославский.
Борису Шапошнику сразу же пришлось принимать активное участие в разработке конструкций советских автомобилей.
Утро 23 июня 1941 года началось без обычного заводского гудка. В 7.30 открылся многолюдный митинг. Перед коллективом была поставлена задача в условиях военного времени наряду с автомобилями выпускать поковки и литьё для вооружения и боеприпасов, для танковых и авиационных предприятий. 10 октября Государственный Комитет Обороны принимает решение о перебазировании завода в глубокий тыл, в Ульяновск. Борис Шапошник и здесь продолжал возглавлять конструкторское бюро и много сделал для нашей Победы.
В 1949 году возвращается в родную Беларусь и получает назначение на должность главного конструктора Минского автомобильного завода.

31 год Борис Львович возглавляет строго засекреченное подразделение – СКБ большегрузной автомобильной техники. Под его личным руководством разработано 32 образца большегрузных автомобилей, автопоездов и тягачей, 13 моделей прицепов. МАЗ стал одним из крупнейших в Европе предприятий подобного профиля. В 1977 году, сообщает газета «Автозаводец», объединение заняло первое место по всем показателям в автомобильной отрасли Советского Союза. В это время здесь действовало 35 тысяч погонных метров конвейеров различного типа. Многие самосвалы с минской маркой успешно работали и работают на строительстве нефтегазопроводов в Сибири, Средней Азии, на Дальнем Востоке. Все эти факты приведены в Приветственном адресе Московского высшего технического училища имени Баумана Б.Л. Шапошнику в день 80-летия. Его передала в музей Белорусского Полесья супруга Бориса Львовича – Нина Исаевна.
В КБ автозавода работал и сын Б.Л. Шапошника – Лев. Его безвременная смерть явилась сильнейшим ударом для Бориса Львовича.
В Пинске помнят своего прославленного земляка. В 1989 году в микрорайоне Луги одна из улиц названа именем Бориса Шапошника. В Минске, на доме где он жил, установлена Мемориальная доска.

Семён Шапиро

Мемориальная доска Б.Л. Шапошнику в Минске на доме, где он жил. Фото Аркадия Шульмана

Мемориальная доска Б.Л. Шапошнику в Минске на доме, где он жил. Фото Аркадия Шульмана