Трайнин Павел Алексеевич (Файвель Аронович)Очень долго раздумывал, писать ли мне этот очерк. Пришло время, появилась внутренняя потребность изложить то, что долго копилось на душе и в личном архиве, созрело и просится на свободу.
Обязан поклониться священным тем годам, отдать дань уважения и восхищения героям Великой Победы. Не ставлю перед собой задачу анализировать профессионализм в ходе военных действий – это компетенция военных историков. Свой долг вижу в том, чтобы рассказать, как воевал, как готовил к воинской службе молодых офицеров флота наш земляк, наш соплеменник – Трайнин Павел Алексеевич.

Герой моего рассказа – флотоводец, учёный, контр-адмирал Советского Военно-морского флота, вдумчивый командир, прекрасный преподаватель и терпеливый воспитатель. Это была яркая личность, высокообразованный человек, прекрасно знавший историю нашего народа.
Я не был знаком с ним, но всю сознательную жизнь интересовался его судьбой. Впервые эту фамилию и воинское звание (контр-адмирал) я услышал из уст Сергея Петровича Дмитриева, отца моей школьной подружки – Галины. В конце 50-х – начале 60-х годов капитан 2 ранга Дмитриев являлся начальником школы мотористов 1-го учебного отряда Военно-морского флота СССР, слушателем электромеханического факультета Военно-инженерной морской академии им. Крылова.

Пинские университеты

Итак, Трайнин Павел Алексеевич (Файвель Аронович) родился 12 февраля 1895 г. в Пинске. Порядочностью, безотказностью, профессионализмом отец его снискал уважение и доверие местных жителей, пользовался заслуженным авторитетом. Это была семья обычных местечковых интеллигентов с не очень жестким почитанием еврейских традиций.
В возрасте 11 лет, хорошо подготовленный родителями к учебе, Павел поступает в 1 класс Пинского реального училища и успешно заканчивает его в 1914 году. Со школьной скамьи он готовит себя к учебе в столичном университете. Благо, 27 августа 1905 г. царское правительство предоставило университетам автономию. В результате, высшие учебные заведения стали принимать евреев, не считаясь с процентной нормой; в годы революции и само министерство народного просвещения не настаивало на её жестком соблюдении.
Пашей Трайниным предпринимаются большие усилия в постижении учебных дисциплин, особенно в области точных наук, истории и немецкого языка, которым он на протяжении всей жизни владел в совершенстве.
Он с детства отличался упорным и независимым характером, и если ставил перед собой какую-то задачу, то целеустремленно добивался её исполнения. Переубедить его ещё можно было, но принудить – никоим образом. Именно в эти годы начинается его детская, а затем и юношеская «революционность» с её сложными, а порой и драматическими жизненными зигзагами.

Позвала «Северная Пальмира»

Окончив реальное училище, в начале лета 1914 года П. Трайнин приезжает в Санкт-Петербург и поступает на факультет гражданских инженеров Политехнического института. «Северная Пальмира» буквально очаровала молодого студента. С этого момента и до конца жизни свою судьбу и судьбы своих близких он связывает с Петербургом – Петроградом – Ленинградом. Из этого города он всегда «убывал», строго выполняя приказы и распоряжения вышестоящих командиров, и всякий раз возвращался в «любимый город», полный гордости за успешно исполненный воинский долг. А пока он полон сил и энергии, он устремлён в будущее, которое связано с обучением в столичном ВУЗе и получением интересной специальности.
Но... 20 июня 1914 года император Всероссийский – Николай II подписывает «Манифест об объявлении войны». Ничто не способствует так патриотическому подъёму, как начало войны. Патриотические настроения охватили все слои общества. Не в стороне оказался и П. Трайнин.
С новыми друзьями он отправляется на призывной пункт, требуя зачисления в армию добровольцем. Согласно закону о «воинской повинности» призыв в царскую армию осуществлялся с 21 года, а поэтому студенту П.А. Трайнину в поступлении на службу было отказано. И лишь спустя 2 годы, в мае 1916 года его зачисляют рядовым Запасного пехотного полка и через 11 месяцев откомандировывают в Петергофскую школу прапорщиков, которую он с блеском заканчивает в 1917 году. По традиции, лучших курсантов оставляют в школе преподавателями или командирами учебных взводов и рот. Молодой прапорщик рвётся на фронт, не взирая на то, что по прошествии трёх лет с начала войны на смену победам пришли поражения, и отношение к войне стало коренным образом меняться. Никто не ожидал, что она будет столь кровопролитной. (Россия потеряла более 1 млн. человек, а все воюющие стороны – 10 млн.). На смену толпам добровольцев пришли толпы дезертиров. Причём, общественное мнение считало дезертиров героями, борющимися против бессмысленной войны. Армия стремительно разлагалась и, если к началу офицерской службы нашего героя, в августе 1917 дезертиров было 365 тысяч, то к началу зимы эта цифра возросла до 2 млн. Большевистское правительство пыталось прекратить военные действия, но было это не просто, и заканчивающаяся 1-я мировая плавно переходила в войну Гражданскую.
С чувством исполненного долга перед Россией вернулся П.А. Трайнин в родные края, в лоно семьи, к школьным друзьям, И так бы продолжалась его жизнь – тихо, мирно и довольно таки заурядно, если бы не Гражданская война.

Военная карьера

Формально перед отставным прапорщиком П.А. Трайниным все пути были открыты. Практически же, целый год он раздумывал над проблемой куда податься? Наступив на горло собственной песне к лету 1919 г. он полностью определился в своих устремлениях и дальнейшую жизнь решил связать с армейской службой. В июле этого года он добровольно поступает на службу техником военно-полевого строительства 12 армии Западного фронта и успешно сражается против белополяков. (Благо, командный и инженерный опыт 1-й мировой им не был забыт).
За время службы в частях 12 армии тесная дружба связывала Павла Трайнина с Карповской Перл Шимоновной (Жемчужиной Полиной Семеновной) – будущей женой Вячеслава Михайловича Молотова. (В 1919 г. она работала политработником в частях вышеупомянутой армии, заведовала клубом).
В мае 1919 г. по рекомендации РВС 12 армии П.А. Трайнину было предложено поступить на службу во вновь формирующиеся военно-морские силы Советской республики. Молодой, политически грамотный красный командир являл собой идеального представителя нового командного состава. Флотскую форму он надел в 25 лет, став комендором (артиллеристом) канонерской лодки «Меткий» Сибирской военной флотилии.
В 1920-23 годах П.А. Трайнин участвует в последних боях с белыми и успешно проходит следующие ступени военно-морской карьеры: флагманский артиллерист, начальник оперативного отдела штаба Народно-революционного флота Дальневосточной республики, старший помощник командира эскадронного миноносца «Володарский».
На флотской службе часто бывает так, что человек на всю жизнь остаётся старпомом, даже возвышаясь в чинах и должностях. Наш земляк от этой должности взял блестящую морскую выучку и культуру, отличающую человека, воспитанного в строгом распорядке дня. С момента начала службы на корабле перед личным составом миноносца были поставлены следующие задачи. Первая – с предельной точностью выполнять в открытом море все приказы командиров, вторая – каждый матрос, каждый командир обязан вписаться в экипаж, представляющий собой гармоничный ансамбль, настоящую семью. Сверхзадача – добиться среди членов экипажа полного взаимопонимания и взаимозаменяемости. Любой член экипажа владеет несколькими специальностями и может в случае надобности сменить своего товарища. При существующей в то время на флоте революционной вольнице, эти задачи были трудновыполнимы, но П.А. Трайнин своего добился. В течение короткого времени экипаж стал передовым.
В служебной характеристике военмора П.А. Трайнина отмечалось… «Обладает твёрдой командирской волей и энергией, дисциплинирован и решителен в своих действиях. Благодаря своим, ранее полученным знаниям на фронтах империалистической и гражданской войны, упорству и настойчивости приобрёл навыки в военном деле».
В декабре 1923 года П.А. Трайнин направляется на 1,5 годичные артиллерийские специальные курсы командного состава Военно-Морских сил. Успешно закончив их, вновь возвращается на Дальний Восток, где в течение шести лет исполняет обязанности артиллериста Владивостокского военного порта, флагманского артиллериста, командира миноносца «Свердлов», начальника оперативного отдела Дальневосточной военной флотилии, начальника штаба этой флотилии.
Находясь на должности начальника штаба флотилии, в начале 1929 года становится коммунистом и с тех пор, как правило, совмещает обязанности командира и руководителя партийной организации.
Активно участвует в боевых действиях во время советско-китайского конфликта на Китайско-Восточной железной дороге, по итогам которого награждается первым советским боевым орденом Красного Знамени, (В то время это была высшая и, пожалуй, единственная воинская награда Советского Союза).
По окончании боевых действий на КВЖД, 4 ноября 1930 г. П.А. Трайнин возвращается в Ленинград и начинает учебу на курсах усовершенствования высшего начальствующего состава при Военно-Морской Академии им. К.Е. Ворошилова. Отличные знания и большой боевой опыт Наркоматом Обороны СССР не остались незамеченными. В марте 1931 г. он назначается начальником командного факультета, а в апреле 1937 г. начальником кафедры тактики и боевого использования речных и сухопутных сил. В 1938 г. Высшей аттестационной комиссией при Совете Народных комиссаров СССР ему присвоено звание доцента.

Во главе Ладожской флотилии

С началом советско-финского конфликта 6 декабря 1939 г. П.А. Трайнин назначается командующим Ладожской военной флотилии, которая своими успешными действиями (в отличие от сухопутных войск) внесла существенный вклад в дело разгрома вражеских войск на северо-западном побережье Ладожского озера.
Как известно, после зимней кампании Финляндия уступила часть своих территорий на Карельском перешейке. И в этом я вижу большую заслугу нашего славного земляка. За выдающиеся успехи в деле организации и осуществления тактических операций, умелое руководство личным составом Ладожской военной флотилии и проявленную при этом воинскую доблесть Павлу Алексеевичу присваивается флотское воинское звание флагман 2-го ранга с награждением вторым орденом Боевого Красного Знамени.
В марте 1940 года Главный Штаб Военно-Морских сил СССР назначает П.А. Трайнина командиром Либавской (Лиепаевской) военно-морской базы Краснознаменного Балтийского флота. Именно, находясь в этой должности, 4 июня 1940 г. Советом Народных комиссаров СССР П.А. Трайнину присваивается персональное воинское звание – контр-адмирал. Он хотел и стал адмиралом. Историей доказано, лучшие адмиралы России родились и росли далеко от моря. Ушаков из-под Ярославля, Нахимов родился в Смоленской губернии.
В мае 1941 г., буквально за месяц до начала Великой Отечественной, контр-адмирал П.А. Трайнин назначается командиром Прибалтийской (Рижской) военно-морской базы. В этой же должности он встречает начало войны.
22 июня... Для некоторых – день выпускного бала, начало летнего отдыха, свобода на всё лето. Для большинства же – День памяти защитников Отчизны, начало оккупации советской территории, начало самой кровавой войны в истории человечества. Советский Военно-Морской флот, как известно, встретил войну в состоянии повышенной готовности. Немалая заслуга в том и контр-адмирала П.А. Трайнина.
Из воспоминаний бывшего командующего Краснознамённого Балтийского флота адмирала В.Ф. Трибуца: «...Командир Прибалтийской военно-морской базы контр-адмирал П.А. Трайнин уже в 5 часов 15 минут 22 июня получил приказ начать минные постановки в Ирбенском проливе эскадренными миноносцами, базирующимися в Усть-Двинске. Поставленная задача была выполнена профессионально. Краснознаменный Балтийский флот в эти дни величайшего испытания не дрогнул. Военные моряки не знали, что такое паника, не знали страха перед сильным, коварным врагом, с величайшей самоотверженностью стали грудью на защиту социалистических завоеваний своей Отчизны. Были ошибки, несли потери, но как ни трудно было, мы стремились применять активные способы действий, чтобы нанести врагу максимальный урон, поддержав свои сухопутные войска...».
Уже 27 июня, лично руководя эвакуацией, контр-адмирал П.А. Трайнин успешно закончил вывод из Рижского порта всех военных кораблей вверенной ему базы, а также торговых и рыболовецких судов.
Получив приказ о ликвидации Прибалтийской базы, 18 июля 1941 г. Трайнин назначается командующим Ладожской военной флотилии. И вновь воспоминания адмирала В.Ф. Трибуца: «...Учитывая затруднительное положение наших войск на северном берегу Ладожского озера, были приняты срочные меры к усилению боевого состава Ладожской флотилии за счет кораблей и авиации флота. Командующим флотилией был назначен контр-адмирал П.А. Трайнин, человек с большим теоретическим и практическим опытом, вполне подготовленный для этого ответственного назначения. Флотилию оперативно подчинили Северному фронту, определив ей главную задачу: поддержка войск 19 стрелкового корпуса. К сожалению, П.А. Трайнин 24 июля был ранен...».

Гром среди ясного неба

И как всегда даже в эти трагические дни, нашлись «доброжелатели» и... 28 июля 1941 г. контр-адмирал П.А. Трайнин был арестован. Весть об аресте П.А. Трайнина прозвучала для моряков всего Балтийского флота, как гром среди ясного неба. Один из опытнейших военно-морских начальников обвинялся, ни много ни мало, в оставлении части имущества в Риге и беспорядочной эвакуации военно-морских баз Либавы и Виндавы. Обвинение было столь нелепым и надуманным, что могло прийти в голову лишь в бреду. Все обвинения подследственным П.А. Трайниным отметались с «порога». Он требовал от следователей проведения различного рода проверок его действий, ибо чётко знал, что все они соответствуют воинским уставам, приказам, директивам и наставлениям. Но беда состояла в том, что никто проверять и не собирался. Обвинение было сфабриковано от начала до конца.
Как и другие ни в чем не повинные узники П.А. Трайнин с великой надеждой ждал суда. (После смерти Сталина в узком кругу друзей Павел Алексеевич рассказывал о том грязном процессе... «Я не один, камеры переполнены до отказа; партийные и государственные деятели, профессора, педагоги, военные, рабочие, все это предатели, шпионы, диверсанты, террористы). Казалось, что там, наконец-то, выяснится абсурдность обвинения. Суд состоялся через две недели после ареста – 12 августа 1941 года. Судила контр-адмирала П.А. Трайнина Военная коллегия Верховного Суда СССР. На стандартный вопрос председательствующего: «Признаете ли себя виновным?» – Павел Алексеевич ответил: «Нет, не признаю». Судебное заседание заняло всего 20 минут. Подсудимого по существу его деятельности на посту командующего Прибалтийской военно-морской базы даже не спросили. Бесстрастным голосом председательствующий зачитал приговор, из которого следовало, что … бывший контр-адмирал П.А. Трайнин, осуждается на 10 лет лишения свободы, с лишением воинского звания и поражения в правах на 5 лет…
Мучительно долго тянулся месяц ожидания, пока открылись ворота тюрьмы. 11 сентября 1941 г. с личного согласия Сталина П.А. Трайнин был помилован со снятием судимости и восстановлением воинского звания и с направлением в части действующей армии. То было не просто возвращение к семье, дому, службе, свободе. Это было начало нового плодотворного жизненного этапа, на котором он, как бы использовав резерв накопленных в заточении помыслов, с ещё большей энергией включился в борьбу с гитлеровскими захватчиками.

И снова – в бой

С декабря 1941 г. по конец 1942 г. контр-адмирал П.А. Трайнин исполняет обязанности начальника штаба вновь сформированной Волжской военной флотилии, доцента кафедры тактики боевого обеспечения речных флотилий и сухопутных сил Военно-морской академии, начальника штаба Туапсинской военно-морской базы и командира Керченской военно-морской базы Черноморского флота.
Из боевой характеристики контр-адмирала П.А. Трайнина: «В боях на Таманском полуострове грамотно руководил частями базы, удовлетворительно организовал эвакуацию с Таманского полуострова. Под командованием Трайнина П.А. силами базы было произведено несколько разведывательно-диверсионных высадок на побережье Керченского пролива, организованы ежедневные прорывы плавсредств из Азовского в Чёрное море. С большой теплотой об этом периоде службы П.А. Трайнина, в своей книге «Вечный огонь» отзывается Герой Советского Союза вице-адмирал Г.Н. Холостяков.
В сентябре 1942 г. В самый разгар Сталинградской битвы наш славный земляк назначается заместителем командующего Волжской военной флотилии, одновременно командиром бригады речных кораблей.
Как известно читателям, о Сталинградской битве написаны тысячи художественных произведений и научных исследований. И советские, и западные авторы, как правило, делают акцент на обороне города и гибели 6-й германской армии фельдмаршала Паулюса. При этом из поля зрения выпадают действия моряков Волжской военной флотилии. И лишь у легендарного маршала В.И. Чуйкова я прочитал следующее: «О роли моряков Волжской военной флотилии, об их подвигах скажу кратко: если бы не было их, возможно, 62-я армия погибла бы... Катера флотилии днём и ночью под ураганным огнем шли по горящей от разлитой нефти Волге к пылающему Сталинграду...».
Одна из величайших в истории человечества битва на Волге, начавшаяся 17 июля 1942 года завершилась 2 февраля 1943 г. разгромом немецких войск и пленением громадного числа солдат и офицеров врага. В значительной степени этому способствовала неустанная работа нашего земляка. Под его началом воевали тысячи и тысячи моряков, проявляя при этом образцы мужества и героизма. Достаточно сказать, что многим из них, после победы на Волге было присвоено звание Героя Советского Союза, тысячи награждены орденами и медалями. Контр-адмирал П.А. Трайнин удостоился полководческого ордена Кутузова и медали «За оборону Сталинграда».
С середины марта 1943 года и по февраль 1945 года контр-адмирал успешно исполнял обязанности командира Керченской военно-морской базы, начальника морской группы офицеров связи с сухопутными частями при командующем войсками Северо-Кавказского и 3-его Украинского фронтов, начальника отдела послевоенного траления и помощника начальника Главного морского штаба Военно-Морского флота СССР.

Серебряный орден «Венгерская свобода»

Война в Европе приближалась к своему завершению, но Германия продолжала отчаянно сопротивляться. С освобождением Венгрии в феврале 1945 г. Советским правительством помощником Председателя совместной контрольной комиссии в этой стране был назначен Павел Трайнин. Именно на его плечи лёг груз ответственности по восстановлению навигации на Дунае.
И вновь несколько слов из аттестации на контр-адмирала П.А. Трайнина: «Обеспечил расчистку фарватера от обломков разрушенных мостов, очистку Дуная от плавучих мин, установку навигационных знаков и организовал контроль за пароходством..., проделал большую работу по восстановлению и строительству мостов на реках Дунай и Тиса. Под его контролем проводились работы по организации подъёма затопленных судов и ремонту их на судостроительных заводах. Он контролировал также перевозки по Дунаю».
До 12 июня 1947 года контр-адмирал П.А. Трайнин оставался в прежней должности. Но послевоенной стране нужны были грамотные и опытные преподаватели в военные училища и академии. Руководители Главного штаба Военно-Морского флота СССР удовлетворили просьбу Павла Алексеевича, и он вновь был направлен начальником кафедры оперативно-тактических наук, а с мая 1950 г. – кафедры оперативного искусства и общей тактики Военно-Морской академии им. Крылова.
На парадном кителе контр-адмирала П.А. Трайнина, помимо перечисленных мною выше наград, имелся орден Ленина, ещё один орден Красного знамени, орден «Отечественной войны» 1-й степени, многочисленные медали. В связи с 60-летием со дня рождения Министерство Обороны СССР наградило его именным оружием. Правительством Венгрии в 1946 г. Павел Алексеевич был награжден серебряным орденом «Венгерская Свобода», а 1947 г. Крестом и звездой к ордену «Венгерская Республика».

***

Напряжение военных и послевоенных лет не прошло для Павла Алексеевича бесследно. Один за другим стали следовать инфаркты. Третий оказался последним. Контр-адмирал Павел Алексеевич Трайнин скончался 30 июня 1956 года, прослужив во флоте 37 лет. Пpax нашего земляка покоится на Серафимовском кладбище Санкт-Петербурга.
У кого-то из публицистов я прочитал: «Лишь тот заслуживает памятника, кто в нём не нуждается». Пускай не памятника, но светлую память за всё содеянное наш славный земляк заслужил.

Борис Зайлер

 Трайнин Павел Алексеевич (Файвель Аронович)