Иссер Харель. Фото http://dorledor.md/node/11285К 70-летию образования Израиля

Люди, оставившие в истории заметный след, вызывают немалый интерес. Их приводят в пример, ими гордятся, им завидуют, некоторым, даже пытаются подражать. Журналисты и историки стараются отыскать подробности и мельчайшие детали их биографий. Но если о политиках и кинозвёздах известно, практически всё, то этого не скажешь о разведчиках. Их деятельность и личная жизнь скрыты за плотной завесой секретности.
Это касается Иссера Хареля – его биография пестрит белыми пятнами. Но в одном сомневаться не приходится – он, безусловно, был прирождённым разведчиком.

Из России в Землю Израиля

Его настоящее имя Израиль Гальперин. Иссером Харелем он стал уже в Израиле в 1948 году. Родился он в Витебске в 1912 году, более точная дата неизвестна. Семья была не из бедных – дед Давид Левин владел заводами по производству уксуса в Витебске и Двинске (Даугавпилсе). Управление витебским заводом дед передал отцу Иссера, Натану Гальперину. После революции семья лишилась практически всего – завод и дом, в котором они жили, реквизировали большевики. Вскоре Гальперины были вынуждены перебираться в Даугавпилс, в независимую, к тому времени, Латвию. Произошло это, по неточным данным, в 1922 году.

Там Иссер учился в гимназии, вступил в сионистскую молодёжную организацию Хашомер-Хацаир, работал во время каникул, в организованной под Ригой, сельскохозяйственной коммуне. В 1929 г., после погрома в Хевроне, Харель и его друзья приняли твёрдое решение ехать в Эрец Исраэль защищать еврейские поселения. Не смотря на свой маленький рост и щуплое телосложение, а может, как раз и благодаря этому, Иссер никому ни в чём не уступал. В драке, он мог не задумываясь, пустить в дело камень или палку, поэтому дети, даже намного старше его, как правило, уважали и побаивались Иссера.

Спустя год, так и не закончив гимназию, отклонив все протесты и уговоры родителей, Харель едет в подмандатную Палестину, с пистолетом и запасными обоймами, которые он без особых проблем, пронёс через британскую таможню, надёжно спрятав их в буханке хлеба.

В Британской Палестине

Поселился Иссер в кибуце Шфарим, но после нескольких конфликтов вынужден был перебраться в Герцлию, где за своё невероятное трудолюбие заработал кличку «стахановец». Здесь он познакомился с Ривкой, девушкой из Польши, на которой вскоре женился. На первый взгляд, они абсолютно не подходили друг другу. Он был угрюмым и молчаливым, не очень общительным и напрочь лишённым чувства юмора. Она же, напротив, болтливой, очень шумной, весёлой и любящей компании. Но, несмотря на эти противоречия, жизнь они прожили дружно и счастливо. Говорят, что у Хареля было только два человека, которым, он когда-либо, подчинялся – это Бен-Гурион и жена.

В конце концов, из Герцлии им так же пришлось уехать. Они перебрались в Тель-Авив, где построили дом и начали собственное дело по выращиванию апельсинов. Там Харель вступил в ряды подпольной военной организации Хагана и сразу же сделался её активным членом. А в 1940 году в одной из спецшкол он прошёл подготовку по проведению диверсионных операций.

До 1944 г. Иссер служил в береговой охране Пальмаха – отрядах Хаганы, вошедших во время Второй мировой войны в состав вооружённых сил Великобритании. Но это было, далеко не основной его деятельностью. Одновременно он занимался организацией встреч прибывавших морем нелегальных иммигрантов. И однажды, за грубую антисемитскую выходку, Харелю пришлось прилюдно влепить весомую  оплеуху довольно крупному британскому майору. После этого Эссер вынужден был перейти на нелегальное положение.

Работа в разведке

Сразу после этого инцидента Хареля перевели в Шай – разведку Хаганы, в отдел её внутренней безопасности. В 1946 году он был назначен начальником этого отдела, а спустя год стал руководителем тель-авивского отделения Шай. Работа заключалась не только в наблюдении за внешним противником – арабами и англичанами, но и внутренней  – правой и левой оппозицией, а также за организациями Иргуна и Лехи. Ввиду крайне малой численности сотрудников, Харелю часто приходилось самому проводить слежку, составлять картотеку, анализировать и обрабатывать материалы.

По некоторым предположениям, Харель работал на Шай уже с 1942 года – поставлял им информацию, получаемую из британских военных источников. Как-то ему поручили слежку за немцем, в котором подозревали нацистского шпиона. Иссер смог проникнуть в его дом и обнаружил в подвале печатный станок и клише различных денежных купюр. Немец оказался простым фальшивомонетчиком.

 Благодаря высокой ответственности, с которой Иссер подходил к делу, за все эти годы он наработал довольно неплохой опыт, который пригодился ему в дальнейшем. Именно в это время он получил своё прозвище Иссер-маленький, приставшее к нему надолго. Его рост был 155 сантиметров. В отличие от Иссера большого — Беери, возглавлявшего всю разведслужбу Хаганы, который был значительно выше обычного среднего роста.

Создание спецслужб Израиля

Сразу после провозглашения независимости в Израиле начала создаваться служба внешней разведки — Моссад и контрразведки – Шабак. Организация контрразведки была поручена Харелю, а в 1952 г. он же был назначен и директором Мосада, в штате которого, на тот момент, числилось всего 12 человек.

Другого прецедента в истории Израиля, когда один человек руководил разведкой и контрразведкой, больше никогда не было. Более того, Харель возглавил комитет, в подчинении которого оказались все разведки и спецслужбы Израиля. Подчинялся он непосредственно главе правительства, и фактически, был в стране вторым человеком после Бен-Гуриона.

Шабак и Мосад, как полноценные, хорошо отлаженные спецслужбы, практически, сформировал Харель. Он был руководителем весьма строгим и требовательным – все подчинялись непосредственно ему, и авторитет его среди сотрудников был непререкаем. Особое внимание уделялось конспирации и секретности. Сам Харель, практически не фигурировал нигде, даже близкие не подозревали о его занятиях и роде деятельности, а жена никогда не задавала лишних вопросов. Про него среди сотрудников даже ходил анекдот – на вопрос таксиста: «Куда едем?», Харель ответил: «Это информация секретная».

При нём открылись спецшколы для подготовки агентов. Отбор в них велся скрупулезно – к кандидатам  предъявляли не только профессиональные требования, но и крайне высокие моральные. Многие традиции, заложенные им в то время,  живут в этих службах и сегодня.

Были, конечно, в его работе и недостатки, надо сказать, весьма специфичные. Харель, к примеру, не любил нововведения, в том числе и новую технику. Он им просто не доверял – сказывался недостаток в образовании. Не были созданы при нём и аналитические центры, он больше надеялся на интуицию, которая, надо сказать, его никогда не подводила. Всё это, естественно, было внедрено, но уже после его ухода.

К числу проведённых в то время операций, о которых стало известно, можно отнести разоблачение советского агента Исраэля Бара, близкого соратника Бен-Гуриона, подполковника и видного деятеля партии МАПАМ. Ликвидацию советской разведывательной сети, работавшей под прикрытием Русской православной церкви, сирийской агентурной сети, состоящей из членов левой организации Мацпен. А так же физическое устранение руководства египетского спецподразделения диверсантов федаинов, совершавших постоянные вылазки на территорию Израиля. Само подразделение базировалось в Газе, но после этой акции было расформировано.

В пятидесятые и шестидесятые годы Мосад, кроме непосредственно разведывательных операций, провёл целый ряд акций, по ликвидации нацистских преступников, бежавших после войны в страны Латинской Америки и Ближнего Востока. Естественно, что обо всём этом, открытых официальных сведений нет и сегодня.

Похищение  Адольфа Эйхмана

Адольф Эйхман в годы войны – немецкий офицер, сотрудник гестапо, непосредственно ответственный за массовое уничтожение евреев.

Операцией по его похищению и вывозу для суда в Израиль Иссер Харель руководил лично. Только после её успешного завершения его имя стало известно общественности, до этого о нём практически не знал никто. Проводилась операция неофициально, впоследствии власти Аргентины обвинили Израиль в нарушении её суверенитета. И лишь спустя сорок лет аргентинцы принесли извинения жертвам Холокоста за укрывательство нацистских преступников.

 Операции предшествовала тщательная проработка по определению местонахождения Адольфа Эйхмана, и по его опознанию. Он жил в пригороде Буэос-Айреса под именем Рикардо Клемента. 11 мая 1960 года Эйхман был схвачен возле своего дома и переправлен на, предварительно снятую для этого, виллу. Там, после серии допросов, он ничего не смог противопоставить предъявленным доказательствам, и собственноручно написал признание, подтверждающее его личность.

Внезапное исчезновения Эйхмана, вызвало настоящий страх и смятение в немецкой общине Буэнос-Айреса. Нацисты переворошили весь город, перекрыли дороги, вокзалы, аэродромы и порты. Но все эти усилия ни к чему не привели. Группа прикрытия израильтян хорошо проводили за собой зачистку. 20 мая Эйхмана, в форме гражданского лётчика, накачав наркотиками, доставили в аэропорт и вывезли самолётом в Израиль.

Операция «Домоклов меч»

 В пятидесятые годы в Египте была развернута программа по производству баллистических ракет. В их разработке участвовали немецкие учёные – бывшие нацисты, работавшие когда-то на заводах Мессершмитта и в лабораториях фон Брауна. 22 июля 1962 г. Египет провёл первые испытания. После этого ракеты продемонстрировали на параде в Каире, а президент Насер недвусмысленно заявил, что Египет способен поразить любую цель, на территории к югу от Бейрута.

Харель срочно подготовил операцию. Целью её было вынудить немецких учёных покинуть Египет. Время не ждало, поэтому средства использовали самые радикальные – шантаж, прямые угрозы, вплоть до ликвидации. Необходимо было найти доступ к засекреченным и охраняемым объектам Египта, а кроме этого, войти в контакт, с глубоко законспирированными, немецкими учёными. Решение Харель нашёл совершенно неожиданное – он сумел привлечь к сотрудничеству бывшего нациста и известного разведчика Отто Скорцени. И тот, на удивление, принял в операции самое активное участие.

В это же время, Бен-Гурион втайне от общественности и даже близкого окружения, заключил соглашение с ФРГ о поставках немецкого вооружения, и выплате компенсаций за преступления нацистов. В этой связи, он попросил Хареля свернуть операцию. Не владея всей информацией, Харель, напротив, активизировал теракты против немецких учёных. В результате провала двух агентов в Австрии в этом деле обнаружился израильский след. Всё это вызвало обострение отношений с Германией, и поставки новейшего оружия прекратились.

Операция, в конце концов, была завершена уже без участия Хареля. С Бен-Гурионом у него всегда были дружеские отношения, но после этого они перестали общаться, и 26 марта 1963 г. Харель подал в отставку. Впоследствии их помирили жены, но произошло это только спустя три года.

Главная награда – существование Государства Израиль

Впоследствии Иссер Харель работал советником по вопросам разведки и борьбы с террором в правительстве Леви Эшколя, избирался депутатом Кнессета. Окончательно отойдя от дел, он занялся мемуарами и написал 12 книг. Среди них и серьёзные работы, касающиеся вопросов разведки.

Умер Харель в Петах-Тикве 18 февраля 2003 года в  возрасте девяноста одного года. Он прожил долгую, наполненную приключениями жизнь. Попав в Палестину в шестнадцатилетнем возрасте, он быстро освоил иврит, тем не менее, избавится от русского акцента, так никогда и не смог.

Жизнь разведчика это война, которая не прекращается никогда. А у войны, как говорится, свои законы. И естественно, что разведчику сложно соблюсти нормы порядочности или благопристойности, которые приняты у людей в их обычной и повседневной жизни. Тем не менее, все кто знал Хареля, отзывались о нём как о человеке в высшей степени порядочном, при этом никто и никогда не усомнился в его кристальной честности. Несмотря на свой сложный характер и жёсткий стиль руководства, он всегда проявлял заботу о сотрудниках, и не раз ему приходилось прикладывать неимоверные усилия, для того, чтобы возвратить на родину, провалившегося за рубежом агента.

Харель считал, что настоящие защитники страны должны быть абсолютно преданны ей, и придерживаться самых высоких моральных принципов.

Иссер никогда не был человеком религиозным, но он был одним из тех, кто ехал в Палестину, претворять в жизнь предсказания древних пророков – построить там новый Израиль.

Эти люди были героями, они создавали страну, чтобы объединить в ней евреев, чтобы сплотить их в единый народ.

 Всю жизнь Харель посвятил защите и обеспечению безопасности Государства Израиль. В одном из своих последних интервью он сказал: «Если бы я получал награду за каждую удачную операцию, то их было бы очень много. Но я отказывался, даже после поимки Эйхмана. У меня на пиджаке нет ни одной награды. Потому что главная награда для меня – это существование моего государства, Израиля».

Семён ШОЙХЕТ

Фото http://dorledor.md/node/11285

Иссер Харель. Фото http://dorledor.md/node/11285