Михаэль Лайтман.– Господин Лайтман, читателям журнала «Мишпоха» интересно подробно узнать о вас, познакомиться с вашей деятельностью. Вы сегодня не только одна из самых популярных личностей в публичном мире, но и одна из самых противоречивых фигур в информационном пространстве. Хотелось бы получить ответы из первых уст. Для начала, расскажите, пожалуйста, о семье, в которой вы выросли, о вашем становлении.

– Я вырос в Витебске в интеллигентной советской семье врачей. Мать – гинеколог, отец – зубной врач. Дедушка и бабушка со стороны отца были убеждёнными коммунистами, а со стороны мамы – верующими людьми, они соблюдали кашрут, дедушка ходил всё время в шапке, тайно молился у себя в комнате.

Несмотря на такую разницу во взглядах, мы все жили очень дружно. Я лично никогда не чувствовал на себе никакого давления, меня ни в чём не убеждали, не требовали что-то исполнять, во что-то верить.

Очень много проводил времени в Доме пионеров, занимался в фотокружке, уже с детства увлекался наукой. Родители выписывали мне все научные журналы, какие только были в то время: «Техника молодёжи», «Знание – сила», «Наука и жизнь» и другие. Мне безропотно давали деньги на книги, я читал запоем всё, что попадалось под руку.

Конечно же, занимался спортом: бегом на средние дистанции, велосипедом, настольным теннисом. Вот так и рос.

Как и все «шестидесятники», подцепил вирус «физики и лирики», мечтал о новых открытиях, мыслями улетал куда-то.

Но это было больше, чем фантазии. Мне с детства не давала покоя одна мысль: для чего я живу? Для чего родился? Помню себя совсем маленьким – она уже тогда жила во мне…

Вероятно, именно поэтому, поучился сначала в ЛЭТИ (Ленинградский электротехнический институт), а потом поступил всё-таки на факультет биокибернетики в ЛПИ (Ленинградский политехнический). Меня заинтересовала наука управления живыми организмами, заложенное в них равновесие, гармония. Я думал, что в этом найду ответ на свои вопросы. Но не нашёл.

– В интервью мы много раз повторим слово каббала. Но значительная часть наших читателей только слышали его, в лучшем случае – знают из интернета, что это «религиозное, мистическое, оккультное и эзотерическое течение в иудаизме, появившееся в XII веке». Можно ли буквально в двух-трёх абзацах объяснить, дать первоначальные знания о том, что такое каббала?

– Видите ли, в интернете определение науке каббала дают люди, ничего в ней не сведущие. Прежде всего, к религии она не имеет никакого отношения. К мистике – тоже. Это не оккультное, не эзотерическое течение. И появилась она вовсе не в 12 веке, а почти 6000 лет назад.

Каббала – это наука об устройстве нашего мира, нашей жизни, всего мироздания. Это системные знания о Высшей силе, которая воздействует на всех нас и на всю природу: неживую, растительную, животную и человеческую. Сила эта развивает человека, для того чтобы раскрыть ему всё мироздание и саму себя. Она отвечает человеку на вопрос о смысле жизни, о цели существования, о том, что мы хотели бы знать, но отказываемся, видя, что это невозможно, непонятно, невероятно. А каббала говорит: «Возможно!» И рассказывает, как без мистики, амулетов, космических сил, на базе исследования и научного подхода.

– Вы сказали, что этому исследованию почти 6000 лет?

– Да. Первым учёным-каббалистом был Адам. Он жил во времена, когда ещё не было мировых религий – только верования. Люди поклонялись духам, камням, деревьям, свойствам природы. Её грозные силы вызывали страх, непознанное постоянно давило и требовало хотя бы психологической защиты, опоры. Но Адам, что называется, «начал копать».

А затем, в Древнем Вавилоне, Авраам первым систематизировал каббалистические знания и заложил основы для методического изучения, постижения Высшего мира, высшей сферы мироздания. Кстати, оба они – и Адам, и Авраам, – написали книги, которые дошли до наших дней.

Вообще, несмотря на свою таинственность, вызванную вполне очевидными причинами, каббала сумела пронести свод знаний через тысячелетия, постоянно пополняя его и адаптируя к текущим состояниям человечества. Вот почему в наши дни она привлекает многие тысячи людей и говорит с ними на современном языке – именно как наука.

– Как вы познакомились с ней?

– Не сразу. Пришлось серьёзно поискать. Окончив Ленинградский политехнический в 71-м, я вплотную столкнулся с реалиями тех лет – для людей известной национальности многое было закрыто. Тогда я задумался об отъезде. Хотел податься в Израиль, но это было ещё невозможно.

Я уехал в родной Витебск, к родителям. Устроился на работу, женился. У меня родился сын, а я тем временем был отказником. Наконец, в 1974 году, мне удалось выехать. С тех пор живу в Израиле. Здесь к семье прибавились ещё две дочери.

Я сразу же продолжил свой поиск, побывал во многих местах, перечитал много книг, повидал много учителей – пока в 79-м не нашёл Учителя.

Это был Барух Ашлаг, или Рабаш, сын и продолжатель дела великого каббалиста Йехуды Ашлага, Бааль Сулама. На нём я остановил свой выбор и никогда не изменял ему. Всё время был рядом с ним, учился день за днём. Он умер в 1991 году, а я продолжил этот путь.

– Насколько последовательный и верный вы ученик?

– Всё, что я делаю, основано на их первоисточниках, от которых я не отклоняюсь никуда. Можно смело сказать, что я не преподаю, не обучаю, а объясняю, как читать то, что написали Рабаш и Бааль Сулам.

– Вносите ли вы что-то своё, новое в учение, которое получили в наследство от учителей? Интернет полон мнений, что вы вносите много своего.

– Мы изучаем только первоисточники – то, что написано моим учителем или его отцом. Мои объяснения, будь то уроки или книги – это не добавки, а ступеньки, помогающие ученикам подниматься к тем высоким ступеням, на которых писались эти тексты. Достаточно хотя бы немного вникнуть, разобраться – и не останется никаких разночтений.

– Что если бы ваш учитель узнал, что вы преподаете каббалу, практически, всему миру?

– Он это знал. Ведь я начал преподавать ещё при его жизни. Более того, он сам направлял меня к этому, побуждал, подталкивал, радуясь любой возможности охватить более широкий круг. Так и вышло, что я привёл к нему новых учеников, выросших в светской культуре и внешне совершенно чуждых не только подлинной каббале, но и традициям.

Если бы Рабаш знал о современных мировых группах, о широком доступе к науке каббала для всех желающих, нет сомнения, он бы радовался. В каббале четко и ясно сказано о том, что она предназначена для всех. У нас на сайте приведено множество цитат каббалистов на эту тему.

Рабаш поощрял меня писать первые книги на русском, отлично зная, что их издадут в России и прочитать их сможет любой. А Бааль Сулам ещё в первой половине XX века всеми силами старался выйти на массовую аудиторию и писал тексты, адаптированные совершенно беспрецедентным для того времени образом.

Одним словом, настало время познакомить мир с каббалой – это прямо говорится в книгах моих учителей.

– Каким образом ваше техническое образование повлияло на ваше увлечение каббалой? Люди, какого склада ума – технического, гуманитарного – чаще приходят к каббале?

– Мне кажется, технического. Ведь каббала – это очень чёткая наука о строении системы управления нашим миром. Поэтому люди, тяготеющие к прикладному, техническому образу мышления, легче находят себя в ней. И наоборот, она меньше «цепляет» гуманитариев, психологов, а тем более философов по складу ума. Почему? Потому что она говорит о внутренних изменениях, которые открывают человеку новые, неизвестные ранее пласты природы. Это ближе технарям, тогда как многие мыслители скорее склонны менять других.

– Исторически каббалой занимались только мужчины-евреи, достигшие определенного возраста, уже имевшие солидный багаж знаний в вопросах иудаизма. Сегодня каббала стерла и географические, и возрастные, и гендерные, и национальные границы. Как вы к этому относитесь? На ваш взгляд, почему это произошло?

– Потому что на нынешнем этапе развития человечества стираются вековые границы. Этот период взросления каббалисты предсказали уже давно. Вернее, не предсказали, а спрогнозировали, понимая фундаментальные законы человеческой природы. Запреты на изучение каббалы сняты уже сотни лет назад. Во многих источниках указывается, что евреи – не хозяева, а хранители каббалистических знаний, призванные передать их всему человечеству.

На самом деле еврейский народ взял начало от группы единомышленников, вышедшей из Древнего Вавилона под предводительством Авраама. Группа эта состояла из представителей разных племён и народов, населявших тогда Месопотамию. И собрались они вовсе не по этническому признаку, а по общему устремлению – раскрыть Высшую силу, высшую систему управления. Да, они первыми прорвались в эту область, но затем её должно освоить все человечество. И этот момент, как пишут каббалисты, наступил в наше время.

– Познакомившись с материалами о вас в интернете (а их предостаточно), я увидел разные ответы о связи иудаизма и каббалы. Хотелось бы от вас получить ответ на этот вопрос.

– Сразу скажу – вопрос непростой.

Прежде всего, каббала не относится ни к одной из попыток человечества объяснить себе мироздание на основе вымышленных представлений. Нет, она говорит только о том, как человек, используя окружение, группу, меняется и вызывает на себя влияние Высшей силы. И эта сила выводит его наружу из эгоистической природы, связывает с группой.

Обычно группа – это миньян, десятка. Десять человек, которые начинают вне себя, между собой строить поле взаимных отношений, взаимопомощи, объединения, даже любви. Они ощущают всевозможные флуктуации, изменения этого поля, начинают работать с ним. Собственно, поле взаимосвязии воспринимается ими как Высшая сила, которая их формирует, ведёт, на которую они могут воздействовать уже со своей стороны. По мере роста, через это поле они начинают воспринимать абсолютно всё мироздание.

Это и является объектом изучения каббалы.

Так вот, религия не имеет к этому отношения никакого.

– Но разве Авраам не стал основоположником иудаизма?

– По выходе из Вавилона его последователи занялись именно таким, практическим исследованием Высшей силы на себе. На протяжении веков они прошли очень большие испытания, в том числе огрубление эгоизма, которое называется «египетским изгнанием», и многое другое.

После этого они записали развитие своих отношений, своей взаимосвязи, описали последовательность внутренних действий, но воспользовались в качестве терминов нашими словами, земными метафорами. Так появилась Тора. Весь её сюжет на самом деле повествует о том, что прошла группа, освобождаясь от эгоизма и восходя на ступени единства.

Религия же появилась тогда, когда последователи Авраама оставили эту работу, упали с уровня взаимоотдачи в обычную человеческую природу с её обычными отношениями. Утратив свою духовную основу, они внесли её внешние элементы, выхолощенные символы в обычную материальную жизнь. Это и есть религия – священный пепел угасшей связи…

– Более сорока лет вы занимаетесь изучением каббалы. Вы – основатель и руководитель Международной академии каббалы, Института исследования каббалы имени Ашлага. У вас много учеников, последователей. Каждую ночь у компьютеров по всему миру сидят тысячи людей и слушают ваши уроки. Как вы считаете, с чем связан такой интерес? Есть объективные причины или это мода? А может быть, дело в привлекательной и харизматичной личности лидера?

– Не думаю, что я привлекателен или харизматичен. Я не умею красиво говорить, лишен представительской внешности. Я не умаляю себя, просто я – такой.

Всё дело в том, что каббала сегодня востребована, потому что она способна дать реальный ответ на вопрос о смысле жизни, о том, что там«за краем», о пути человека, о развитии человечества, о подлинно духовном и материальном, о восприятии реальности. В ней заложено решение исконных вызовов, стоящих перед нами и сейчас, в ней прорыв в неведомое и в то же времяуспокоение.

Люди уже чувствуют это, пускай даже неосознанно. Всё наше развитие, вся духовная, нравственная, материальная эволюция в итоге несёт сплошное разочарование. Мы оказались довольно жалкими существами, неспособными разобраться с самими собой. Что-то здесь не так. Клубок наших материальных проблем затягивается всё сильнее, и тем явственнее проступает необходимость в решении более высокого порядка. Такое решение даст только каббала.

– Самый сокровенный вопрос, на который человечество отвечает, и будет отвечать от первого до последнего дня существования Земли: в чём смысл жизни? У вас действительно есть ответ?

– Конечно. Смысл жизни в том, чтобы раскрыть смысл жизни. Тогда мне всё становится ясно, и я с помощью этого открытия иду дальше и дальше, понимая, что живу в вечной, бесконечной, совершенной системе, которая выходит за рамки нашего ограниченного мира, восприятия. Я раскрываю в себе совершенно новые грани – вне времени, пространства. И всё это построено на создании в себе свойства отдачи и любви, обратного нашему эгоизму.

Смысл жизни в том, чтобы выйти за рамки земного, эгоистического, ограниченного существования – в неограниченное постижение. Неограниченное потому, что я поднимаюсь над своим эгоизмом, ни в коем случае не использую его, существую во вне, в вечности. Вот что позволяет нам каббала.

В конечном итоге, таков смысл жизни для каждого человека, а точнее для души, которая проходит всевозможные кругообороты, пока не придёт к такому состоянию.

– Вы утверждаете, что будущее мира – в изменении человека. Каким, по вашему мнению, должен стать человек будущего?

– Он должен выйти за рамки своего эгоизма, должен «возлюбить ближнего». Это означает выход наружу, в отдачу. Тогда, став другим, он начнет ощущать совершенно другой мир, а человечество перейдёт в иное измерение, в иное восприятие реальности. Оно увидит, что находится не в этом надуманном пространстве, мире, который мы рисуем себе своими эгоистическими органами чувств. Наши органы чувств изменятся на отдачу, на любовь, и мы обнаружим, что этот мир был преходящей иллюзией.

Неслучайно слово мир на иврите (олáм) происходит от слова скрытие (аламá). Мы как бы пройдём сквозь него, – и нам раскроется совершенно иная картина, иные силы. По сути, всё наше сегодняшнее состояние необходимо лишь для того, чтобы произвести в себе эту революцию.

– Различные институты в России время от времени вносят ваши труды в списки экстремистских материалов. Чем, по вашему мнению, это можно объяснить?

– Нежеланием понять. Ведь каббала говорит о внутреннем мире человека и имеет свою профессиональную терминологию, формировавшуюся на протяжении тысяч лет. Но разбираться-то некогда – легче поставить галочку о том, что проделана большая идеологическая работа.

Можно представить, каким экстремистским материалом стала бы Тора, попав в жернова цензуры. Однако она – часть консенсуса.

Что же касается каббалы, её можно выставить чем угодно, при этом совершенно в ней не разбираясь.

– Извините за откровенный вопрос. Как вы относитесь к высказыванию американского писателя-фантаста Рона Хаббарда «Хочешь разбогатеть – придумай свою религию»?

– Я как-то не наблюдаю, чтобы каббала предоставляла такую возможность. Наоборот, я был состоятельным человеком как раз до того, как начал заниматься каббалой. У меня был очень хороший бизнес, но я безо всякого сожаления расстался с ним, потому что должен был серьёзно заниматься со своим Учителем.

Сегодня у меня нет золотых гор. У нас очень серьёзная организация, раскинувшаяся по всем континентам и содержащаяся на средства моих учеников, которые ими же и тратятся. Я же участвую в этом только как преподаватель.

Мне не нужны миллионы. Каббала так и объясняет: сколько есть у человека – это то, что ему надо.

Рабочее место, компьютер и класс, чтобы преподавать, – мне не надо ничего другого, потому что в этом вся моя жизнь.

Уважаемый господин Лайтман, спасибо за обстоятельные и откровенные ответы на вопросы.

Вопросы задавал
Аркадий ШУЛЬМАН

Михаэль Лайтман.