А

ЖУРНАЛ "МИШПОХА" №6 2000год

Журнал Мишпоха
№ 6 (6) 2000 год

© Журнал "МИШПОХА"

ИСТОРИЯ НЕ ПО УЧЕБНИКУ


Валерий Шишанов
Растущая на полках библиотек и книжных магазинов череда учебников и книг по истории “всего на свете”, за редким исключением, не радует. За схемами, датами, стереотипами и общими выводами не увидишь прошлого - ушедших дней, той будничности и повседневности, которая странным образом перерастает в мировые потрясения, достойные пера историка. И, пожалуй, только архивы дают возможность почувствовать пульс времени. Это не просто. Лабиринты фондов, описей, дел не спешат отдавать свои сокровища. Порой, только перелистав “пуды” дел, можно сказать, что тема изучена. Но вот случайно, мимоходом попадется на глаза документ “не по теме” и в общем-то незначительный - капля в потоке “исходящих” и “входящих” бумаг. Но капля, способная оживить унылое и мертвое пустословие учебника. Попытаемся это сделать вместе.
“ЧЕСТЬ И СЛАВА АМЕРИКАНСКИМ ТОВАРИЩАМ”

Жизнь газеты коротка, особенно, если ее тираж незначителен - каких-нибудь 1000 экземпляров, а место издания - провинция. Оглянуться не успеешь, и окажется, чтобы почитать витебскую газету 20-х годов, нужно ехать в центральные библиотеки Москвы, Петербурга. Да и там не всегда найдешь нужный номер. Поэтому случайно попавший в архивное дело лист /3-4 страницы/ из “Известий Витебского губисполкома и губкома Р.К.П.” №38 за февраль 1922 года - редкая возможность, не покидая Витебска, узнать “свежие новости” 77-летней выдержки.
Небольшая, но чрезвычайно важная для тех дней заметка Д. Левитана, озаглавленная “Вот как помогают наши братья”: “1052 пуда продуктов Лепельской бедноте от еврейских рабочих-эмигрантов в Америке.
Лепельчане - эмигранты из Нью-Йорка прислали через АРА 1052 пуда продуктов для раздачи бедным евреям г. Лепеля.
Секретарь образовавшего в Нью-Йорке о-ва помощи бедным евреям г. Лепеля т. Соломон Фрейдман сообщает, что деньги собраны преимущественно среди еврейских рабочих. Еврейские богачи не желают отзываться не горе своих сограждан, a потому и просим для распределения продуктов организовать к-т из представителей всех классов, но с большинством рабочих.
Продукты уже получены в Витебске и на днях будет приступлено к раздаче. По получении расписок в получении т. Фрейдман обещает выслать еще транспорт продуктов.
Честь и слава американским т-щам”1.
Голод 1921-22 годов был следствием многих причин. Многолетняя война, военный коммунизм, неблагоприятные погодные условия поставили миллионы людей в Советской России на грань голодной смерти. И очень многие оказались за этой гранью... Советское правительство вынуждено было “поступиться принципами” и обратиться к зарубежной помощи. Но, как свидетельствует статья, и эту помощь большевики пытались представить как помощь, шедшую от “братьев по классу”. Но истинная благотворительность, конечно, не знает классового подхода. И без участия состоятельных людей Американская администрация помощи /АРА/ не смогла бы чуть более чем за год /с августа 1921 г./ ввезти в Россию 36.6 млн. пудов продовольствия, медикаментов и одежды на общую сумму в 136 млн. золотых рублей.
Среди общественных организаций, входивших тогда в АРА, первое место по количеству собранных средств занимал “Джойнт” - организация, созданная банкиром Феликсом Варбургом и общественными деятелями Луи Маршаллом и Джорджем Шиффом.2
“СЕКРЕТНО-ЦИРКУЛЯРНО”
- под таким грифом 27 февраля 1922 года Витгубисполком разослал “всем губотделам, губкомиссиям и всем уисполкомам” циркуляр следующего содержания: “Ввиду имевших место в настоящее время попыток представителей разных клерикально-буржуазных групп среди национальных меньшинств, населяющих губернию, главным образом, еврейских, под разными видами помощи, взаимопомощи и др., воссоздать свои общественные организации, избегая при этом установленного контроля, Отдел Управления Витгубисполкома настоящим предписывает, всем Отделам Губисполкома, всем Губкомиссиям и всем Уисполкомам под личную ответственность Заведывающих и Представителей Уисполкомов во всех случаях обращения названных групп направлять их в Губотнац без ведома, и заключения последнего никакие просьбы и ходатайства не должны быть рассматриваемы и разрешаемы.
Уисполкомам в виду отдаленности от Губернского центра в данных случаях предлагается сноситься с губотнацем телеграфно.”3
За чеканным, бюрократическим стилем документа - жесточайший террор, развернутый большевиками против всякого инакомыслия и вероисповедания. С начала 1920-х борьба с еврейскими организациями перешла в новую фазу - планомерного уничтожения, и в этом власти преуспели4.
РЕПРЕССИРОВАННЫЙ ПОРТРЕТ ?
Художник - профессия творческая, но порой, в поисках средств заработать “на хлеб насущный” и признанному мастеру приходится искать выгодный заказ. После Октябрьской революции из прежних заказчиков и меценатов остался один - власть. К счастью, новая власть очень быстро почувствовала необходимость “монументальной пропаганды” и собственного пантеона вождей.
Заказы были. Причем выполнение портрета высокопоставленного товарища могли доверить не всякому. В апреле 1923 году Витебскому губкому РКП/б/ понадобился портрет члена ЦК РКП/б/ Карла Радека /I885-1938/. Было решено заказать портрет патриарху витебских художников Юделю Пэну. Для выполнения работы требовалась фотография, и 27 апреля в губком поступило следующее отношение: “Губкоммунотдел просит вручить художнику Пэну фотографическую карточку тов. Радека и дать ему необходимые указания для изготовления с этой карточки портрета Губкому за счет Губкоммунотдела”. Но резолюция зеведующего хозчастью осложнила дело: “Портрета тов. Радека в Губкоме не имеется”. И 3 мая бывшему в то время в Москве сотруднику губкоммунотдела Д. Левитану отправляется предписание: “Вышлите спешной почтой фотографию Радека разных видах необходимую изготовления портрета равно несколько экземпляров бюллетеней съезда”.
Но и в Москве все складывалось не так просто. 8 мая губкоммунотдел подготовил в Госфотографию ВЦИК следующее отношение: “Витебский Губернский Коммунальный Отдел просит выдать за наличный расчет сотруднику его тов. Левитану Давиду Григорьевичу один экземпляр фотографии тов. Радека.”5
Настойчивость и упорство аппаратчиков заставляет предположить, что портрет Радека все же был написан Пэном, и дальнейшие исследования, возможно, позволят говорить об этом с большей определенностью. Увы, гипотетический портрет вряд ли долго красовался на стенах парткома. После разгрома левой оппозиции в конце 1927 года Карлу Радеку пришлось отправиться в сибирскую ссылку. Радек был не очень стойким оппозиционером и в 1929 году признал свои ошибки. Его восстановили в партии, но лишь для того, чтобы в 1937 году приговорить к 10 годам тюрьмы.
Что ж, как говорили древние римляне: vestigia sempter adora - всегда чти следы прошлого.

1 Государственный архив Витебской области /далее - ГАВО/, ф. 67, оп. 1, д. 51, л. 130.
2 См. об этом: Хенкин Е. О роли “Джойнта” в оказании помощи России и Украине в 1921-1923 гг.
//Вестник Еврейского университета в Москве. 1993. №4. С. 89-98; Иоффе Э.Г. Страницы истории евреев Беларуси. Мн., 1996. С. 82-85.
3 ГАВО, ф.67, оп.1, д.45, л.31.
4 См.: Иоффе Э.Г. Указ. соч. С.91-94; Скир А. Еврейская духовная культура в Беларуси. Мн., 1995. С.53-84.
5 ГАВО, ф. 67, oп. 1, д. 121, л. 194, 195, 196 и об.

© журнал Мишпоха

1